Диссертация на тему «Лексическое калькирование как результат лингвокультурного влияния в условиях межкультурной коммуникации», скачать бесплатно автореферат по специальности ВАК РФ 10.02.19 – Теория языка

Калькирование как вид влияния одного языка на другой: на материале английских калек с русского языка.

Наряду оо словообразованием на базе существующего уже в языке материала, являющимся основным способом обогащения каждого языка, в образовании новых слов и вьфажений большую роль играют, как известно, и разного рода заимствования, как результат соприкосновения народов. Какие бы формы ни принимало это соприкосновение, на результаты языкового общения влияют не.-только контактов ж рсобевноети структуры языков но и факты неязыкового характера: экономические я политические условия языковых контактов, научный, культурный престиж народа, говорящего на данном языке, его многочисленность и т.д. Все типы языковых контактов, естественно, осуществляются не сами по себе,а через людей, говорящих на данных языках.Средой,где осуществляются контакты языков, является человеческое ебще-ство, психика людей; местом, где находят отражение результаты этих контактов – структура языков. Это обстоятельство и дает основание для разграничения контактов языков и их результатов. К имеящимся в настоящее ; время шт -сификациям видов контактирования языков /как, например, ад1/’страт и тип контакта, дающий суперстрат и субстрат ‘ $ маргинальный и внутрирегиональный^/ следовало бы добавить не менее важный вид взаимодействия языков территориально отдален1/ См.: В.А.Звегинцев, Очерки по общему языщзнанию.Издательство Московского университета, 1962, стр.205.

2/ См.: Б.А. Серебренников, 0 взаимодействии языков /Проблема субстрата/. ВЯ, № 1, 1955, стр.10*ных народов /например, русского и английского языков/. При этом третьем виде контактирования заимствования обычно являются результатом того факта, что народ, язык которого оказывает влияние на территориально отдаленные языки, либо первый создал данное понятие, либо является наиболее развитым в данном области в определенный период времени. Именно к таким заимствованиям с полным основанием можно применить высказывание В.Г.Белинского: “какъ бы въ награду за понятie, рожденное народомь, переходить къ другимъ народамъ и слово, выражающее это понятНекоторые лингвисты называют причиной заимствований, наряду с торговыми связями, скрещивание языков и тем самым классифицируют причины заимствований, исходя из разных критериев ‘. Нельзя ставить в один ряд совершенно несоотносительные понятия: торговые связи /историческую причину/ и скрещивание языков /результат какой-то исторической причины, например, завоевания/.

Степень языкового влияния,и количество заимствований неодинаковы в разных языках, чзю ойусяа.щшвается,оовокупйоетшо целого ряда факторов, как йетралвнрвшзштчр^кйх,’тш ц экся ралингвистичееяих.

1/ Сочинен!я В.Б*пинскаго, часть десятая, изданге третье,М., 1875, стр. 85.

2/ См., например: Н.Н.Килимова, К вопросу о скрещивании английского языка с французским. Ученые записки МОПИ, том ХХХУ1.Тр.кафедр иностр.языков,вшьвторой, 1956,стр. 197$ И.Р.Гальперин и Е.Б.Черкасская,Лексикология английского языка, М., 1956, стр.123♦Объекты заимствования весьма разнообразны. Заимствоваться могут слова и выражения, приемы словообразования и сочетания слов, отдельные звуки, морфемы, которые выделяются в языке после заимствования слов и т.д.

Мы остановимся на области словарного состава, где удельный вес влияний значительно превышает все остальные, например, фонетические. При этом объектом нашего исследования будет не собственно заимствование, а явление,промежуточное между заимствованием в иноязычной материальной форме и образованием слов и устойчивых сочетаний без какого бы то ни было влияния извне, т.е. калькиы&ание.

Исследование данного вопроса имеет значение не только для общего языкознания и изучения типов словообразования определенных языков, но и дает возможность правильно оценить размеры влияния одного языка на другой, что является свидетельством влияния культуры /в широком смысле этого слова/ одного народа на культуру другого. Анализ калькирования, как и других процессов, происходящих в словарном составе языков, представляет интерес и для истории, иетории наук, техники, культуры и т.д.,так как все это тесно связано с деятельностьБ человека во всех сферах жизни.

Калькирование затрагивает очень много лингвистических вопросов, и рассматривать его соответственно можно с самых различных точек зрения:с точки зрения перевода иностранного текста, с точки зрения влияния одного языка на другой, с точки зрения еяшоабтаовашш с зрения пополнения словарного состава данного языка, использования заимствованных элементов в процессе калькирования, доказательства общности психического gkjh-да определенных народов и т.д. Освещение каждого из названных аспектов тяькгпования поможет лучше понять другие его стороны. Так, рассмотрение природы данного явления в плане словообразования поможет глубже разобраться в таком практически важном вопросе, как перевод безэквивалентной лексики, а рассмотрение вопроса об использовании заимствованных элементов в процессе калькирования – в ассимиляции собственно заимствований.

Калькирование отдельных слда и устойчивых сочетаний встречалось еще в далекой древности, но продуктивным способом образования слов и фразеологизмов оно стало сравнительно недавно.

Недавно появился в языкознании и термин “калька11.

Основой для его образования послужило французское словомcaique”— прозрачная бумага для снятия копий с рисунков. В1/толковом словаре русского языка под редакцией Д.Н.УшаковаА/ и в первом издании словаря С.И.Ожегова ‘ лингвистическое значение слова “калька” приводится еще в качестве переносно1/ См.: Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н•Ушакова. ОГИЗ, М.,1935-40.

Победил термин “калька”/-^’калькирование”/. Одной из причин стабилизации этого термина явилась, по всей вероятности, краткость данного слова. Не меньшую роль сыграло стремление к интернационализации терминологии. Ведь лингвистический термин с данным корнем вошел во многие языки; фр.”caique”, шал. “calco”, англ. “caique”6/.

1/ См.: В.Даль, Толковый словарь живого великорусскаго языка Третье исправленное и значительно дополненное издан!е. йздан!е т-ва М.0.Вольфъ,С.-Петербургъ-Москва,1905*2/ Е.Рыт,Язык и стиль Ленина, Ж. “Литературный критик”,№ 1, 1934.

3/ См.: И.А.Елизаровский, Материалы к курсу языкознания, Архангельск, СК ВКСХШ и Педин-т,тил. Алти, 1934.

4/ См.: А.А.Белецкий, Об интернационализмах. Науков1 записки КДУ, т.14,вып.2,1955.

5/ См.: Э.Б.Агаян, Введение в языкознание.Издательство Ереванского университета, Ереван, I960, стр.488.б/ В зарубежной лингвистике утверждению термина с данным корнем предшествовали другие названия, например: фр.’етргшгь de traduction”, англ. “translation-loan”, нем. “Lehn-ubersetzung”, “tJbersetzungsentlehnung”. В Н6М6ЦК0М языке и в данное время предпочитается слово с другим корнем:”Abklatsch”.- ь Калькирование имеет широкую сферу применения. Оно встречается как в случае взаимодействия близкородственных языков, так н при взаимодействии далёких друг от друга языков.

Совершенно естественно, что процессы калькирования обуславливаются такими факторами, как степень близости структур взаимодействующих языков, степень развития словарного состава и приёмов словообразования в калькирующем языке, исторические условия, при которых происходит калькирование и т.п. Так, например, при калькировании с русского языка на близко родственны? ему украинских” язык, имеющий много общего с русским в принципах словообразования и словосочетания, в процессах семантических изменений, в лексике, наблюдаются иные особенности, чем при калькировании с русского на английский язык, родственный по ли*? нии индоевропейской общности, или чем, например, при калькирование к а ещХ |алее отдалзни1г ккррузский язык, принадлежащий, как известно! к тюркским языкам, но при всём этом в самом явлены калькирования имеется много общего, что подсказывает целесообразность рассматривать его в двух планах: общелингвксткческои и в применении к взаимодействию определённых языков, например, английского к русского.

Композиция данного исследования такова : сначала мыимеем дело с проблемами, связанными с взаимодействием любыхязыков, то есть ставим вопрос о кальках в общелингвистическом плане; во второй части работы мы касаемсятолько специфики английских калек с русского языка, хотя, конечно, при этом невозможно не затронуть некоторые общие моменты свойственные всем языка*.

ПРОБЛЕМА КАЛЬКИРОВАНИЯ В ОТЕЧЕСТВЕННОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ЯЗЫКОЗНАНИИНесмотря на то, что явление калькирования представляет очень большой интерес в общей проблеме взаимодействия1/языков и развития их словарного состава вопрос о кальках в известной нам литературе и до еего времени должным образом не освещен. Кроме работ, затрагивающих кальки при изучении других лингвистических явлений, известны лишь некоторые небольшие статьи, специально посвященные этому вопросу: К.Сандфельда2/, Б.Унбегауна3^, Н.М.Шанского^, Р.Мул1/ 0 большом интересе, который представляет собой изучение явления калькирования, говорят и отечественные и зарубежные ученые, например: А.А.Белецкий /см.: HayKOBi записки КиТвського ун-ту, т.14, вип.2, Збгрник фглолог. ф-ту № 8, 1955/, Н.И.Крюковский /см.: Н.1.Крукоуск!, PycKi лекс1Ч-ны упл£$ на сучасную беларускую лгтаратурную мову, выда-вецтва АН БССР, Mihck, 1958/, В.Вундт /см.: wilheira rnndt,Volkerpsychologie, Erster Band, Verlag von Willie lm Sngel-mann, Leipzig, 1911/,Ф.МауТНвр /см.: Fritz Mauthner. Die Sprache.,Literarische Anstalt Kitten und Loening. i’rank-furt am Main, 1906/, А.Тамб /СМ.: A.Thumb, Literatur-blatt, 1909/, Ф.МООЛЬ /см.: Мелоires de la Society Lin-euistique, VII&’ ДувО /см.: Memoires de la Societe Linguistics, VIII/, Ш.БаллИ /см.: Charles Bally, Traite de sty listique fran9aise, vol.1,Paris-Geneve, 1951/.

2/ См.: K.Sandfeld, Notes sur les caiques linguistiques. Festschrift Wilhelm Thomsen zur Vollendung des siehzig-sten Lehensjahre, Leipzig, 1912.

3/ См.: в.Unbegaun, Le caique dans les langues slaves litters ires. Revue des etudes slaves, Т. XII, fasc. I et II, Paris, 1932.

4/ См.: Н.М.Шанский, Лексические и фразеологические кальки в русском языке. “Русский язык в школе”, Учпедгиз, 1955, № 3.

0 линий1/, Д Лантуршвили2/ и вышедшие сравнительно недавно статьи Л.П.Ефремова3 и О.Я.Матвеева*17′.

Профессор Копенгагенского университета К.Сандфельд намеревался посвятить калькам большое исследование в плане того вопроса, который Ш.Балли назвал европейским психическим складом (“dentslite europeenne”), но огранинился только небольшой статьей. Он различает семантические заимствования (emprunt semantique),переводные заимствования сложных или производных слов и переводные заимствования в области фразеологии. Особое внимание К.Сандфельд уделяет семантической кальке. Он считает ее причиной всех совпадений, встречающихся в значениях слов различных языков, что представляется весьма спорным, так как сходные значения в различных языках1/ См.: Р.Муллина, К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке. Ученые записки Казахского Гос. У нив. им. С.М.Кирова, том XIх j Язык и литература. йзд.АН Казахской ССР,Алма-Ата, 1955.

2/ См.: ДДантуришвили, К вопросу о калькировании с русского на грузинский язык. Труды Батумского Гос. Пединститута им. Руставели, т.5, 1956.

3/ См.: Л.П.Ефремов. Калькирование и его отличие от заимствования. Известия Академии наук Казахской ССР. Серия филологии и искусствоведения, вып.1,1960$ Калькщювание как одна из причин возникновения лексической омонимии. Известия Академии наук Казахской ССР. Серия филологии и искусствоведения, вып. 2/24, Алма-Ата, 1962.

4J&.0.Я.Матвеев, Морфологiя та словоутворення латинських i грецько-латинських кальок сучасно? нтмецько? мови. 36ip-ник po6iT acnipaHTiB романо-германсько? та класичноТ ф!-лологИ. Видавництво Льв1вського университету, 1963; За-гальн0л1нгв1стична характеристика лексичних кальок Н1мець-ко? мови. Там же.могут возникать независимо друг от друга в результате одинаковых ассоциаций.

Б.Унбегаун В своей статье “Le caique dans les lan-gues slaves litteraires” различает: 1/ кальки народнее,чаще всего встречающиеся в области фразеологии и семантики, 2/ кальки книжные, в состав которых входят также кальки производных и сложных слов. Процессы калькирования Б.Унбегаун связывает только с наличием двуязычия в стране, с чем трудно согласиться.

С его точкой зрения перекликается и мнение Э.Б.Агаяна, полагающего, что калькщ>ование возможно только при обо1 /юдном влиянии языков, при взаимовлиянии1′. Материал разных языков говорит обратное. Если русский язык раньше почти», одностороннем порядке калькировал множество французских и немецпреимущественноких слов и выражений, то сейчас, наоборот, в таком же одноязыкистороннем порядке он обогащает эти, как и все языки мира» Противоречит языковым фактам и утверждение Б.Унбе-гауна, что при семантическом калькировании исконное слово получает все значения слова – модели. Конечно, шдобные случаи встречаются. Так, наличие в греческом слове х^и,” значений “прелесть”, “грация”, “благодарность”, “милость”, “услуга” послужило основой для образования всех этих значений в латинском слове “gratia”. Но чаще всего заимствуется одно, и реже – несколько значений иноязычного слова /в1/ См.: Э.Б.Агаян, Введение-в языкознание-; Издательство Ереванского университета, Ереван, I960, стр.488.

2 зависимости от потребностей заимствующего языка/.Заимствование полного объема семантического содержания слова -очень редкое явление. Заимствование одного значения не влечет за собой обязательного заимствования всех его значений. Так, заимствование английским словом “cadres” у русского “кадры” значения “кадровые работники” не повлекло за собой заимствования им такого значения как “личный состав какого7 либо учреждения, предприятия”, имеющегося у русского слова. В этом втором значений русского слова употребляются в английском языке, как и раньше, слова “personneже самое можно сказать о русском прилагательном “левый’,’ заимствовавшем у французского “gauche” значение “революционный”, что однако не привело к заимствованию им других значений модели: неуклюжий, неловкий, нескладный.I 7 7Следует заметить, что и при структурно-семантическом калькировании заимствуется обычно одно из значений прототипа для названия одного понятия. Например, немецкая калька латинского слова “auditorium’V^/e*”f/cnsacrif/npume/ii только значение помещения для слушания лекций, не взяв у своего прототипа других его значений, как, например, “форум”, “школа”, | “коллектив слушателей”.

Некоторые слова ; несмотря > на длительное существование в языке, не приобретают других значений, кроме первичного,и остаются моносемантичными, в связи с чем калька таких слов приобретает не одно из его значений, а просто значение оригинала. Примером может служить немецкое3 слово “MLBbrauch” – калька латинского “abusus” /злоупотребление/.

Нельзя согласиться с мнением Б.1нбегауна относительно того, что все языки можно разделить на калькирующие и заимствующие. Ведь каждый язык имеет в своем словарном составе обе формы заимствования. Примерами могут служить немецкий, французский, русский, корейский и другие языки. Сравнительно небольшое количество калек во французском и английском языках объясняется не только особенностями их строя,но и историческими условиями развития этих языков. Это положение получило яркое подтверждение в наши дни, когда и английский, и французский языки в связи с новыми историческими условиями калькируют очень много слов и устойчивых сочетаний с русского языка.

Отдельные замечания о калькировании имеются у ывей-i if’ царского лингвиста Шарля Балл и, французского языковедао/ о/Ж.Вандриеса ‘ известного американиста Эдуарда Сепира. Упоминает об этом явлении и видный представитель младограмматической школы в Германии Герман Пауль^.Несколько приме1/ См.: Ch.Bally, Traitfc de stylistique franeaise, vol.1, Paris – Geneve, 1951.

2/ См.: J.Vendryds, Le Langage (introduction linguistique & 1 ‘histoire). La renaissance du livre,Paris,1921.

3/ См.: Edward Sapir, Language (an introduction to the study of speech). N.Y., 1927.k! См.: H.Paul, Prinzipien der Sprachgeschichte, Halle, 1937.ров калек приводит В.Пизани^ЛИнтересна мысль Ш.Балли о том, что с педагогической точки зрения насыщение языков кальками делает изучение иностранных языков более легкой и, в значительной степени, механической работой, хотя мы не можем согласиться с apq чрезмерным; преувеличением роди. данного явде -нжя в современных • языках. Невозможносвести все многообразие и богатство языка исключительно к калькам. Кальки, вне сомнения, занимают значительное место в языковых системах, но они не уничтожили всех особенностей разных языков, их ненакладываемость друг на друга.

Вызывает возражение и высказывание Ш.Балли относительно того, что собственно заимствование и калька не отличаются по своим свойствам. Так, калькирование оказывает более глубокое влияние на калькирующий язык, чем собственно заимствование, затрагивает его грамматическую систему.

Среди трудов зарубежных филологов„тюдсм&адтяяих кальки, вф следует упсзшнуть статью румынского языковеда Йоргу7 ГЙордана “О русском влиянии на румынский язык”*1′, в котором автор отмечает глубину влияния русского языка на румынский в настоящее время. Среди других видов влияния автор называет калыпгроваяке.

Что касается остальных зарубежных лингвистов,затра1/ См.: Vittore Pisani, L’etimologia (storia – questioni -rnetodo), Milano, 194-7.

2/ См.: I.Iordan, Influence rusesti asupra limbii romtne.Ac.Rep.Pop.Romtne ser. )G., memorial 4, Buc lire sti, 194-9.гивавших кальки, то их исследования в данной области з основном сводились к сбору фактического материала. В этом плане выполнена, например, работа С.Зингера применительно к немвцк*1 / ? / му языку Т Лапахаги – в отношении балканских языков^’.

Мимо данного явления, обнаруживающегося в самых, казалось бы, сокровенных уголках словаря, не могли пройти и советские языковеды.

В статье Дмитрия Чантуришвили “К вопросу о калькировании с русского на грузинский язык” проводится мысль о закономерности явления калькирования. “Калькирование – такое же нормальное и отвечающее жизненным интересам языка явление^о/как и заимствование”, – пишет автор ‘ * На фоне истории русско-грузинских связей, Д.Чантуришвили приводит примеры грузинских калев с русского языка, не давая, однако, их классификации.

Р.Муллина в своей статье “К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке “отмечает абсолютную неразработанность данного вопроса применительно к тюркским языкам. Рассмотренные ею казахские кальки с русского языка разбиваются на следующие группы: 1/ кальки-эквиваленты /морфологические/,куда отно1/ См.: Zeitschrift fur deutsche lortforschung, Ш,стр.220и след.j 1У, стр.125.

2 / См.: Jahreabericht des T.nst. f. ruman. Spr. zu Leipzig, v. xiv, стр.ПЗ и след.

3/ Дмитрий Чантуришвили,К вопросу о кальк!фовании с русского на грузинский-язык-. Труды ьатумского Гос. Пединститута им. Руставели, т.У, 1956, стр.93*сятся такие слова, как “жалпыорыстык / общерусский/, ке-зелшер /глазомер/ и т.д. – “образования за счет расширения значения слов при взаимодействии грамматических средств”; 2/ кальки-сочетания /морфологическо-синтаксические/, представляющие формулу:калька калька, как,например, “бейбгт ел” / мирное население/; 3/ комбинированные сочетания, представляющие собой формулу: интернациональное слово калька или калька интернациональное слово, например: Одактык республика / Союзная республика/.

Мы не можем согласиться с мнением Р.Муллиной о том, что одному слову может соответствовать очень много /подчеркнуто нами/ разных вариантов калек-словообразований.

1 /Подобные высказывания мы находим и у В.В.АкуленкоА/. В данном случае происходит смешение понятий “калька” и “описательный перевод”, что ведет к зачислению в кальки образований, далеких по грамматической структуре и семантике компонентов к своей модели-источнику. Кальками следует называть только самые точные переводы. Так, из вариантов передачи в английском языке русского фразеологизма “Институт народов Севера” /англ. “institute of the Peoples of the North”, “Polar University”/ калькой является только первая из названных форм.

Н.М.Шанский в свое! статье “Лексические и фразеологические кальки в русском языке” различает кальки лексические>*• pas eotf огйч ее кие и делят лексические кальки на семантические кальки, словообразовательные кальку, ж словообразовательные полукальки.

Л «Я. Ефремов в статье “Калькирование и его отличие от 1/заимствования” на материале разных языков пытается установить сходные и отличительные черты между калькированием и заимствованием.

Мало убедительным представляется выдвинутое им положение о том3 что- при калькировании, в отличие от собственно заимствования, вещественное значение слов не заимствуется, а тольковоспроизводится, несостоятельны его довода в защиту этого полл.^ыгя. В качестве одного вз доказательств он выдвигаеттот и акт, что калька и заимствованное слово, имеющие один и2/тот j>e иноязычный источник, не всегда покрывают друг друга. Л.П.Ефремов не учитывает здесь диахронии. Если заимствование значения прототипа происходит сразу же} одновременно с возникновением форм, в которых оно передаётся, то различие в семантике и употреблении между парами,имеющими один общий прототип,выра«См.: п.Ефремов, калькирование и его отличие от заимствования. Известия Академии наук казахской сср*серия филологии и искусствоведения, 1960 вып.1.^ См.: там же, стр. 23.батывается в течение какого-то времени! Хромает и второй его довод: “Калькирование общественно-политических и научно-технических терминов относительно редко приводит к успеху, что является еще одним доказательством того, что этим способом воспроизводится, а не заимствуется вещественное значение иноязычного оригинала”*/. Наблюдения над фактами разных языков говорят о преобладающем в настоящее время количестве калек в области общественно-политической терминологии по сравнению с собственно заимствованиями. К общественно-политической терминологии относится, в частности, огромное количество английских калек с русского языка, что будет проиллюстрировано во второй части нашей работы^.

В пользу заимствования, а не воспроизведения семантики прототипа говорит тот факт, что кальки чаще всего заимствуют не все его значения,а лишь одно или несколько из них.

В другой своей статье “Калькирование как одна из причин возникновения лексической омонимии” Л.П.Ефремов говорит о возможности образования омонимии в результате фонетического совпадения словообразовательной кальки с каким-нибудь словом калькирующего языка.

1/ См.: Л.П.Ефремов.Калькирование и его отличие от заимствования. Известия Академии-наук Казахской ССР. Серия филологии и искусствоведения, I960, вылЛ, стр.23.

2/ Сравните исследования в области других языков. См.,например, А.М.РОТ. Русские неологизмы советской эпохи в румынском языке /общественно-политическая лексика/.Тези допо-В1дей та пов1домлень ХУП науково? конференц1? /кв1тень 1963 p./.CepiH ф1лолог1чна.Ужгородський державний унгвер-ситет,Ужгород,1963,стр.82.

20 Немецкие кальки с латинского и греческого языков рассматриваются в недавно вышедших статьях,напечатанных в аспирантском сборнике Львовского университета^.

Постановка во проса,затронутого О.Я.Матвеевым,о том, в исходной или неисходной форме калькируются слова, нам представляется неправомерной в связи с мотивированностью кальки. О.Я.Матвеев утверждает, что калькирование, в отличие от заимствования, всегда происходит в исходной форме.Мы полагаем, что тот первый перевод, которьй послужил основой для образования кальки,не обязательно представлял собой исходную форму,так как он употреблялся в контексте, которым и определялась его форма.

Некоторые исследователи, разрабатывая вопросы ) аашетвования или,. словообразования, иногда затрагивают интересующую нас проблему. В первую очередь следует отметить таких авторов,как:Н.И.Крюковский^ 9 О.В.Арнольд^, Л.Й.Лухт7/, Т.А.Гуриев8/ и другие. Но тотфакт, что калькирование рассматривается в подобных исследованиях лишь в связи с анализом других языковых явлений, при1/ См.: Р.А’.Будагов, Очерки по языкознанию, изд. АН СССР, М., 1953, стр.89.

2/ См.: Л.А.Булаховский, Введение в языкознание, изд. 2-е, испр., ч.П, Учпедгиз, М., 1954.

3/ См.: А.А.Белецкий, Об интернационализмах. HayKOBi записки КиТвського ун-ту, т.14, вип.2, Зб1рник ф1лолог. ф-ту № 8, 19 55 в4/ С.Буличь, Заимствованный слова и ихъ значен1е для разви-Tifl язьша.Русскгй филол.в*стникъ,т<,ХУ,№ 1,Варшава, 188б, стр. 360.

5/ См.:Н.1.Крукоуск1,Роля рускай мовы ва узбагачэнн1 лекс1-Ki сучаснай беларускай Л1таратурнай мовы /канд.две./, Mihck,1956.б/ См.: О.В.АрйЪльд, Русская лексика в словарном составе литературного французского языка /канд.дисс./.ЛенннградД954.

7/ См.: Л,И.Лухт,Роль русского языка в развитии словарного состава современного литературного молдавского языка, /канд.дисс./, Ленинград, 1952,8/ См.:Т.А.Гуриев,Влияние русского языка на развитие’осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./,Москва,1954.водит к одностороннему и поверхностному освещению природы кадьи функционированием кии процессов,связанных с её возникновением, к смешению разныхПошйш#, к разнобою в терминологии»Неразработанность данного вопроса сказывается и на учебных пособиях. Например, в учебниках по общему языкознанию лишь в последнее время упоминают об этом явлении, а в большинстве учебников по истории языков вопросам калькирования вовсе не уделяется внимания. Так, в учебниках по общему1/ ?/ я/языкознанию А.Ф.Потта М.Мюллера А.К.Бороздина А Л.

2/ См.: Максъ Мюллеръ, Лекцхи по наукь о языкъ,читанныя въ Королевскомъ Британскомъ институть въ апрьлъ, маь и шнь 1Р51 г., Издание редакц!и “Библютеки для чтен1яп,С.-ТТв-тепбутуръ, 3/ См.: А.К.Бороздинъ, Языковадьн1е,С.-Петербургъ,1903.

См.: А.Погодина, Основной курсъ общаго языкознания, г».-петет>бут5гъ, 1.РР7.

5/ См.: А.И.Томсонъ.Общее языковт>дън1е,2-е перераб.и дополн. издаю е, Типографiя “Техникъ”,Одесса, 1910.б/ См.: З.А.Бородицкий, Очерки по языковедению и русскому языку, изд.4, перераб.,Учпедгиз, М., 1939.

7/ Д.Н.Ушаков, Краткое введете въ науку о языкъ, изд.В.С. Спиридоновъ, И., 1913, стр.108.говорит отттта И.Завадовский*17, ссылаясь на то, чтоявление у нас еще мало уяснеки в книге М.Н.Петерсона7 Г”Введение в языковедение”^’, вышедшей на год позже, совершенно не упоминается о кальках.

Неразработанность данного вопроса в языкознании сказалась и на лексикографии. О словарях русского языка уже говорилось выше. Подобное наблюдается и в зарубежньвс словарях, в частности,английских. Трактовка данного явления отсутствует, например, В таких словарях, как “The Encyclopaedia Britannica”^, “The American College Dictionary”^/ и др.

Тот факт, что вопросам калькирования не уделялось должного внимания по сравнению, например, с собственно заимствованиями, которыми еще тысячу лет назад занимались арабские грамматисты и лексикографы, объясняется, как мы полагаем, целым рядом факторов, главными из которых являются: 1/ то, что данный способ ттмгнил титго:тш^ -в щш^^шй?сравнительно недавно стал продуктивным; 2/ то, что в свое время не стаз £Ш ощутима необходимость в разработке этого вопроса для практических целей /в частности, перевода/; 3/ то, что дан1/ См.: 1ван Завадовський,.Основи мовознавства, , 31 НО, ДРУК.-Л1Т. Катер зал.,Д’Шьопътншкуш.

2/ См.: М.Н.Петерсон, Введение в языковедение, Бюро заочного обучения при-Педфаке 2 МГУ, книжная фабрика Центр#изд-ва народов СССР, М., 1929о3/ См.: The Encyclopaedia Britannica. Eleventh edition. Cambridge: at the University Press, 1910-19114/ См.: The American College Dictionary, Random House, New-York, 1959.ное явление затрагивает вопросы разных планов /словообразования и заимствования/.

3. ПРИРОДА КАЛЕК й ЯВЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ПРОЦЕССОМ КАЛЬКИРОВАНИЯДо настоящего времени все еще существую? разногласия по вопросу самого определения калек.

И. Завадовский, например, определяет их как образо1 /вание новых слов дословным переводом иноязычных*”. Очень близким к этому определению является определение С.А.Бур-нашевой в статье “Влияние русского языка на развитие словарного состава современного татарского литературного языка*2^. Ср. также определение калек в статье Н.й.Крепких “Влияние русского языка на развитие общественно-политическойо/терминологии демократической Гермажи1но’. В этих определениях речь идет лишь о словах,и не учитывается возможность калькирования словосочетаний.

Следует обратить внимание также и на то, что некоторые языковеды,признавая наличие не только лексических калек, неправомерно употребзнют терминивыражениея1,’Лвьфажение – очень1/ См.: 1в.Завадовський,.Основи мовознавства, 31Н0,друк. Л1Т. Катер. зал.,Дншропетровське, 1928, стр.183.

2/ См.:С.А.Бурнашева,Влияние русского языка на развитие словарного состава современного татарского литературного язы-ка.Докл.и сообщ.ин-та языкознания АН СССР,* 8,М.,1955.

3/ См.: “йн. язык в школе”, № 6, 1950.hi См.напр.:Большую советскую энциклопедию,Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н.Ушакова.широкое понятие, включающее свободные и устойчивые сочетания, синтагмы, предложения и т.д. Неудивительно, что, говоря о калькировании “выражений”, некоторые авторы относили к калькам переводы таких предложений: “Он нашел ее очень миловидной, с ее тонким носом”, “будучи в положении бродяги,всякое1 /повреждение приписывалось мне”А/. Здесь не учитывается тот факт, что калькирование создает постоянную величину в языке. При этом копирование структуры фразеологизма сопровождается заимствованием значения. В вышеприведенных же примерах копируется структура иноязычных выражений, но при этом не создается никаких постоянных единиц в языке, к тому же никакое новое значение при этом не заимствуется.

Некоторые лингвисты,например, Л.А.Булаховекий,употребляют в определении кальки термин “словосочетание”.В этой связи хотелось бы подчеркнуть,что к калькам следует относить не всякое сочетание, а только устойчивое.В противном случае рва может идти только о точном переводе,не более.Калька образуется лишь тогда,когда сочетаются слова,ранее не сочетавшиеся,а все сочетание характеризуется семантической цельностью,т.е. в том случае, когда мы имеем дело с устойчивым словосочетанием /фразеологическим сращением, фразеологическим единством, фразеологическим сочетанием,а также пословицей, поговоркой, ходячей языковой формулой и т.п./.

Конечно, в широком смысле слова можно было бы говорить о калькировании свободных сочетаний и вообще различных грамматических и даже фо1/ Примеры заимствованы из диссертации Балль “Влияние русского языка послеоктябрьской эпохи на словарный состав английского языка Л МГПЙИЯ,Москва,1952, стр.194.

6 нетических фактов, но это настолько разноплановые явления,что, по нашему мнению, данный термин целесообразнее было бы закрепить только за словами и фразеологизмами.

Распространившееся выражение “буквальный перевод”,которое мы встречаем у В.В.Виноградова, П.Г.Иванова,А. А.Реформатского, И.Р.Гальперина и Е.Б.Черкасской, С.И.Ожегова, О.Я. Матвеева, в “Большой советской энциклопедии”, не совсем удачно, так как ввиду различной типологии языков возможны отклонения от буквального перевода.

2/ См.: Н.М.Шанский, Лексические и фразеологические кальки в русском языке. “Русский язык в школе”, № 3, 1955.

3/ См.: Л.И.Лухт, Роль русского языка в развитии словарного состава современного литературного молдавского языка /канд.дисс./. Лгр., 1952, стр.106.

4/ См.: А.Земский. С.Крючков. М.Светлаев, Русский язык,ч.1, Учпедгиз, М., 1950, стр.38.

5/ См.: Большая советская энциклопедия,Второе издание,т.19.

6/ См.: А.А.Белецкий, Об интернационализмах.Науковг записки /КиТвський ун-т/,т.14,вип.2,Зб.ф1Лол.ф-ту № 8, 1955.

7/ Р.А.Будагов, Очерки по языкознанию, Издательство Академии наук СССР,Москва, 1953, стр.89.

8/ См.: Л.А.Булаховский.Введение в языкознание, ч.П,Учпедгиз, М., 1954, стр.121.

27 от определения кальки как точного снимка, определения, которое слишком суживало понятие “кальки” и часто приводило к формальному пониманию данных единиц.

Тем более нельзя согласиться ни с определением Ш.Белли, рассматривавшим кальки как автоматические и механические1/ ?/ переводы1-‘ ии с определением А.А.Реформатского ^говорившего о механическом сложении переведенных частей прототипа для калькирования. Анализ различных, случаев калькирования свидетельствует о том, что оно не является механическим процессом, а подчиняется определенным закономерностям.Так, русскому префиксально-суффиксальному образованию “беспартийность” соответствует в татарском языке калька “партиясезлек”, образованная путем свойственного тюркским языкам последовательногоа/наращения аффиксов к концу основы0’. Французское »un fait accompli” передано в английском языке с препозицией определения ‘tan accomplished fact”. С препозицией определения передано в английском языке и латинское выражение “аД Kalendas Graecas” /аНГЛ. калька – on the Greek Calends/. В ПОСТПОЗИЦИЮ В ОТЛИЧИв ОТ места своего прототипа ставится прилагательное во французских кальках с русского языка. Например,рус. “социалистическое соревнование” –>фр. “emulation socialiste”, рус^ЯТИЛвТ1/ См.: Ch. Bally, Traite de stylistique francaise, vol. 1, Paris-Geneve, 1951.

2/ См.: А.А.Реформатский, Введение в языкознание,Учпедгиз, М., 1955.

3/ См.: С.А.Бурнашева, Влияние русского языка на развитие словарного состава татарского языка. Доклады и сообщения ин-та языкознания АН СССР, № 8, М., 1955.

Так же ярко выступают особенности кальквдющего языка в англ. “Red army man” – кальке с русского “красноармеец”. Все значащие части русского слова нашли отражение в английском эквиваленте, но сами эти части специфически английские. То,’ что в русском языке передано при помощи суффикса “ец”, в английском передается при помощи существительного “man”. Русскому сложному’слову в английском языке ододашфвг в данном случае словосочетание – существительное с препозитивными определениями. Тот факт, что русский суффикс приходится передавать английским существительным, говорит о несовпадении семантического содержания слов и их компонентов в разных языках. Таким образом, при калькировании надо учитывать не только особенности грамматического строя, но и особенности семантической структуры заимствующего языка.Дру-гим примером калькирования с учетом семантической структуры заимствующего языка может служить образное название писателей во французском языке “inglnieurs des S’mes”, являющееся калькой с русского “инженеры человеческих душ”,где русскому существительному с определяющим его прилагательным соответствует всего одно слово французского языка. Эта французская калька является доказательством неудачности выражения “дословный перевод”, употребляемого рядом авторов при определении кальки*Наиболее правильным является употребление выражения “точный перевод”. Следует отметить, что точный перевод очень близок по значению к кальке. Калька – это и есть точный перевод, ставший постоянной величиной в языке. Но не каждый точный перевод становится такой постоянной величиной. Каждое словосочетание может иметь точный перевод в другом языке,но не каждое словосочетание является прототипом кальки.

Следует заметить, что иногда при калькировании определенного слова или выражения п^щ 3S-U /кхгтешшамогут совпадать с активными в данный момент способами словообразования калькирующего языка. В таком случае механическое сложение переведенных частей совпадем с образованной калькой. Примером может служить фр.слово “depersonaiisation”- калька русского слова “обезличка”. Русская отрицательная приставка “обез” передана эквивалентным формантом французского языка “de-“; суффикс русского существительного “-ка”, образующий разные типы имен существительных женского рода от различных основ,в данном случае от глагольной основы для выражения действия, передан соответствующим ему французским суффиксом ation”,образующим от глаголов имена существительные женского рода со значением действия. То же можно сказать о русском существительном “междометие” – кальке латинского^’interoectio”, рус. существительном “наречие” – кальке латинского “adverbium”,французском глаголе “d&couiakiser” – кальке русского “раскулачить”, осетинском существительном “сырхгвардион” – кальке русского “красногвардеец”, казахском прилагательном “халы-каралык” – кальке русского “международный”, английском сочетании “Red Army” – кальке русского “Красная армия”,где способы сложения совпадают и по форме и по значению.

Но дело в том, что во всех этих случаях калька образуется не путем механического сложения,а согласуясь с внутренними закономерностями развития калькирующего языка.Совпадение же структуры кальки и ее прототипа объясняется некоторыми общими чертами в словообразовательных средствах взаи-модейс®вующих языков. Естественно, что в близкородственных языках таких общих черт больше,а, следовательно,там чаще ■ можно встретить подобные кальки.

Следует сказать, что даже в тех случаях, когда,казалось бы, наблюдается полное соответствие всех компонентов при калькировании, при более детальном рассмотрении всплывают различия, порожденные несоответствиями в структуре разных языков. В.Н.Ярдева справедливо отмечает, что “очень часто грамматические фанты, казалось бы совпадающие в двух языках по своим основным признакам,не накладываются один на другой полностью”^. Так, калькируя русское существительное на английский язык, мы не передаем типа склонения^ существительные женского, мужского рода часто передаются словом “общего рода”; приобретается отсутствующая в прототипе грамматическая категория определенности и неопределенности.

Мало заметные несоответствия являются не только результатом различий в грамматической, но и в семантической1/ См.: В.Н.Ярцева, СопоставительнШ анализ структуры слова в современных германских языках. Проблемы морфологического строя германских языков,Издательство АН СССР,!.,1963, стр.7 оструктуре языков. Так, ни один из суффиксов английского языка (-ism, -dom, -ate, -ship), соответствующих русскому ОТвлеченно-собирательному суффиксу “-щин-а”, не передает отрицательного оттенка, который часто имеет в настоящее время русский суффикс /в словах “зубатовщина”, “обломовщина”, “маниловщина” и др./.

Таким образом, структура языка, его грамматический1 /строй и семантическая система сопротивляются полномуА/ калькированию – т.е. передаче всех особенностей модели. Копируется, как правило, основной стержень, основные связи морфологических и семантических компонентов. Только в некоторых случаях, и то довольно относительно,можно говорить о копировании образца во всех деталях, во всей сложности взаимоотношений и значений компонентов, а именно: тогда, когда это разрешает строй калькирующего языка.

Неполнота структурно-семантического калькщювания может быть также результатом другой причины, а именно деэтимологизации каких-либо частей прототипа. Так, в период калькирования русского слова “истребитель”на украинский язык сочетание приставки “ис-” и корня “-треб-” воспринималось в русском языке как единое целое со значением истребления, а потому и было передано в украинском языке эквивалентом сочетания “истреб-” /укр.яшищ -“/,а не эквивалентами со1/ Мы вкладываем в это слово совершенно другой смысл, чем принято. Обычно под полным калькированием понимают нечто противоположное т.наз. полукальке.ставных частей этого сочетания “ис-” и “-треб-“.Украинское же “винодщ -” отличается по своей этимологической структуре от русского п истреб-“. Оно происходит от “нщо”.Примерами других структурно-семантических калек, неполнота калькирования которых обусловлена деэтимологизацией частей их прототипов, являются белорусские слова “бессправаздачнасць”/рус. “безотчетность11/, “абумоуленасць” / рус.”обусловленность”/ и др.1/.

Недооценка роли всех этих закономерных явлений в процессе калькирования, игнорирование различий в строе взаимодействующих языков было характерно для многих работ,затрагивавших данные вопросы.

Это отразилось и на практической работе переводчиков. В результате понимания калькирования как механического процесса создана была, например, такая неудачная калька в осетинском языке как “дунехортое”, передающая русское слово “мироеды” /см. перевод “Истории ВКП/б/” на осетинский язык, стр.16/.

Достоинством работ М.А.Хегай О.В.Арнольд^; Т.А. к/Гуриева следует считать то, что в их определениях кальки учтены отклонения связанные с соблюдением внутренних закономерностей развития заимствующего языка. Так,1/ См.: H.I.Крукоуск1, Роля рускай мовы ва узбагачэ®1 лексг-Ki сучаснаи беларускай Л1таратурнай мовы /канд.дисс./, MiHCK, 1956.

2/ См.: М.А.Хегай, Лексические заимствования из русского языка в корейских переводах /канд.дисс./,Москва, 1953.

3/ См.: О.В.Арнольд,Русская лексика в словарном-составе литературного французского языка /канд.дисс./,Л.,1954.

4/ См.: Т.А.Гуриев, Влияние русского языка на развитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./,!.,1954.б определении М.А.Хегай “Кальки – это новообразования,воспроизводящие значения чужих слов или выражений с передачей всех основных лексических компонентов своими собственными или заимствованными языковыми ресурсами, одинаково подчиненными своему грамматическому строю” учитывается семантическое содержание кальки, подчиненность внутренним законам развития заимствующего языка, но имеются другие недостатки. Говоря о компонентах кальки, автор употребляет слово “лексических”, что не охватывает всех калек. Ведь в качестве их компонентов могут выступать и морфемы. Не стоило также оговаривать то, что передача составных элементов иноязычного образца может осуществляться “заимствованными языковыми средствами”. Такое добавление вносит путаницу в понимание явления калькирования. При калькировании используются все средства, имеющиеся в данном языке, независимо от их происхождения. К тому же,если иупотреблять слово “заимствованными”,, то правильнее было бы уточнить: заимствованными средствами, которые к моменту образования данной кальки уже прочно вошли в калькирующий язык, успели ассимилироваться в нем. Но тогда возникает вопрос: зачем усложнять определение, делать его громоздким, добавляя мало существенные детали для раскрытия природы кальки.

Общим недостатком большинства определений кальки является то, что они не распространяются на семантическиекальки, которые также являются результатом калькирования. Ведь заимствование значения слова соответствующим словом другого языка – это копировка связи значений языка-источника. Следует заметить, что даже авторы, не возражающие против отнесения семантических заимствований к калькам, не учитывают этого вида калькирования при его определении.

Исходя из вышеизложенного, нам представляется возможным определить калькирование следующим образом: калькирование – это заимствование значения иноязычного слова или устойчивого словосочетания, сопровождающееся либо по возможности точным воспроизведением отношения данного слова к другим словам, либо заимствованием приемов словообразования или сочетания слов, согласующимся при этом с грамматической и семантической структурой заимствующего языка”.

Такое определение применимо как к структурно-семантической, так и семантической кальке, как к лексической, так и фразеологической кальке. При этом учтены возможные отклонения от иноязычного образца.X XXБольшинство калек во всех языках, как мы уже упоминали, сравнительно позднего происхождения. Некоторые проблемы, связанные с ними, являются общими по отношению ко всем неологизмам, некоторые распространяются только на данный вид неологизмов. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на неправильное употребление некоторыми языковедами термина “неологизм” в узком смысле. Так,Т.А.Гуриев пишет: “От обьнных лексических заимствований неологизмы тем и отличаются, что первые нуждаются в разъяснении, в усвоении и запоминании, в то время как значение1 /вторых, т.е. неологизмов, выводится из их компонентов” х/. Нам кажется совершенно неправомерным противопоставлять заимствования неологизмам вообще. Ведь и заимствования, и кальки, и образования своего собственного языка без всякого иноязычного влияния – все это в свое время является неологизмом. Неологизм – новое слово, слово, недавно появившееся в данном языке, а око может жить недавно в данном языке независимо от того, существовало ли такое слово в других языках.

Как и возникновение любого неологизма, калькирование может обуславливаться необходимостью обозначить новое понятие, ослаблением экспрессивности уже существующих в языке1/ Т.А.Гуриев, Влияние русского языка на вазвитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./,М.,1954,стр.184.форм, омонимией и т.д. Примерами первого могут служить многочисленные кальки с русского языка во всех языках мира,передающие новые понятия, связанные с существованием новой общественной системы, например: нем. “Arbeiterkorrespondent” /*-русв “рабочий корреспондент”/, нем» “Stossarbeiter” /рус. “ударник”/, нем. “Voikseigentum” /«- рус. “народная собственность”/, англ.”socialist competition” Д-рус. “социалистическое соревнование”/, англ. “local soviet” / рус а “местный совет”/, фр» “heros du travail” /^-рус. “герой труда”/ и т.д. Примерами второго могут служить такие английские кальки с французского, испанского, немецкогоЯЗЫКОВ, как: to beat down an open door / е- фр. “enforcer une porte ouverte”/, to promise mountains and marvels / фр. “promettre monts et merveilles”/» “to limp on the same foot with some one /исп. “cojear de la misma pier-na”/, to talk to the wind /нем. “in den Wind reden”/>to worry over unlaid eggs /нем. “sich um ungelegte Eier kummern”/, to hurl some one out of his heaven / нем. “aus alien Himmeln fallen”/, over that the grass grew long ago / ф- нем. “Daruber ist Grass gewachsen”/. При -мерам ■■,;’ кальки. появившейся в качестве замены формы, омонимичной другой, является образованная в средине годов французская калька с русского языка “journSe-travail” I рус. “трудодень”/, вытеснившая словосочетание “journle de &»vaii” /трудодень/, омонимичное словосочетанию со значением “рабочий день”.

Названнне вше причини появления калек являются общими для всех неологизмов. Но есть и определенные специфические моменты, связанные с возникновением того или иного их вида. Так, в условиях двуязычия нередко слово одного языка без особой необходимости в этом заменяется соответствующим словом другого языка. Иными словами, возможны “случайные” собственно заимствования. “Случайных” же калек, как правило, не бывает.

Следует указать на трудность выявления калек. Роль заимствующего языка при этом своеобразном виде заимствования настолько велика, что очень трудно отличить подобные образования от образований данного языка без всякого влияния извне.

Ведь звуковая форма у кальки своя,не заимствованная.

Структурно-семантическое калькирование происходит по продуктивным способам словообразования заимствующего языка, согласуясь с внутренними закономерностями его развития,а семантическое калькирование,ведущее к полисемии, внешне ничем не отличается от обычного развития полисемии без иноязычного влияния. Сравним, например,английскую кальку с русского языка “vernalization” И такое английское СЛОВО,как “melioration” или,скажем, такую немецкую кальку с русского языка, как “Arbeitsmethoden” и немецкое СЛОВО “Arbeitszimmer”.

Калькированные слова и устойчивые сочетания живут в языке так же,как и все остальные слова и выражения данного языка,т.е. не отличаются от них и в практике речевого при-менения.Они обладают теми же категориями, подвергаются тем) же изменениям, что и исконные слова данного языка.Так,калькированные существительные в английском языке употребляются с артиклем, имеют форму множественного числа СThe populists maintained that Socialism in Russia would come not through I the dictatorship of the proletariat,but through the peasant 1 commune), притяжательного падежа (The Populist’s view of the whole course of human history was erroneous and harmful), j могут употребляться В атрибутивной функции (Populist views 1 continued to persist for a long time among the revolutionary-minded intelligentsia).

Трудно согласиться со следующим высказыванием А.Доза относительно широты калькирования из языков соседних народов: “Обычно, когда в языках двух соседних народов встречаются два довольно характерных и в то же время одинаковых образования, можно быть уверенным,что одно из них было скопи1 /ровано с другого” ‘. Здесь явно игнорируется возможность1/ А.Доза,История французского языка, *>йзд-во иностр.литер., N./956, стр.139.

1 независимого появления в языках соседних народов одинаковых структур и значений. Так, было бы неосторожностью видеть семантическое калькирование в чешском “bihoun” – “бегун”, “рысак” и немецком “Ъа^ег^бегун”, которые обозначают еще и шахматную фигуру – слона, исходя только из факта смежности территорий чехов и немцев.

Таким образом, и по законам образования и по поведению в речи кальки в основной своей массе не отличаются от остальных слов и устойчивых словосочетаний данного языка, что затрудняет их выявление.

Тесная связь калек со словообразованием и семантическими изменениями данного языка выражается также в том,что иноязычные образцы могут содействовать укреплению установившихся независимо от них определенных связей значений,морфем, слов в данном языке.

Только в результате упорной исследовательской работы, рассматривая лингвистические явления в тесной связи с историей народов, привлекая данные развития предполагаемого языка-источника, можно придти к правильному толкованию определенных фактов.

До сих пор продолжается полемика о том, считать ли кшгшад заимствованием. Большинство лингвистов считает troчастным случаем заимствования^. Некоторые усматривают в1/ См.,напр.:П.Г.Иванов,Введение в языкознание,Бирск,1942; С.В.Семчинскнй,Лексические заимствования из русского и украинского языков в румынском языке,Киев,195о;Р.Мулли-на,К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке.Учен.зап.Казахского Гос.ун-та,том XIX,язык и лит-ра.йзд-во АН Казахской ССР,Алма-Ата, 1955 У Vittore Pisani, L’etiinologiajMi-1апо,1947.кшшшши частный случай словообразования данного языка^Л Надо сказать, что эти характеристики.ттгтш не исключают одна другую. Ведь при калькировании используются материальные средства сочетаемые по внутренним законам его: пав вития – с этой точки зрения надо говорить о шшпшм как частном случае словообразования, но ^ тел* атом.v,.fc я е&.с-д л ъ.п&я.-‘■■■ ■ структурное и семантическое содержание иностранной модели – с этой точки зрения надо говорить о ышкжшкак о заимствовании. С одной стороны, кальки исторически связаны со своими иностранными предшественниками, с другой – с элементами языка, в котором они образовались. Иными словами,этимология калек двойственна, они обладают характеристиками как того, так и другого, в то же время отличаясь от них.

Отличие кальки от образования данного языка без влияния извне заключается, мы полагаем, в том, что появление именно данной формы выражения определенного понятия в значительной степени обязано иноязычному образцу. Не приходится сомневаться в том, что язык образовал бы нужное слово или выражение для,.передачи определенных понятий, и без влияния извне. Но ведь одно и то же содержание может иметь разные формы,а, следовательно, одно и то же значение можно пере1/ См., напр.: А.А.Асланов, Обогащение словарного состава азербайджанского литературного-языка в советский период. Автореф.канд.дисс., Баку, 1954i Л.П.Ефремов,Калькирование как одна из причин возникновения лексической омонимии.Известия АН Казахской ССР,Серия филологии и искусствоведения, Вып.2,Алма-Ата,1962.дать по-разному. Иностранный образец содействует выбору той, а не иной формы.

В чем же отличие калек от собственно заимствований? Прежде всего следует указать на то, что при собственно заимствовании наряду со значением /которое может быть и не новым/ заимствуется фонетическая внешность иноязданых слов.

Слово или выражение заимствуется в иноязычной материальной ? /форме’ ‘ без всякого членения, без выделения каких бы то ни было компонентов иноязычного образщ. Так, русское слово”народник” при собственно заимствовании переносится на почву английского языка в русской материальной форме /англ.”паго<1-nik”/. При калькировании заимствуется структура слова, словосочетания, новое значение. Строительный же материал используется свой. Сравните английскую кальку того же русского слова “populist”*Мы не склонны согласиться с высказыванием о том,что собственно заимствование является более полным, более всесторонним способом влияния одного языка на другой,чем К&ЛШ&«нш. Например, утверждение Н.И.Крюковского, что при собствен1/ Следует отметить неправильное употребление в значении “собственно заимствований”термина “непосредственные заим-ствования”/напр.,у Н.И.Крюковского,В.В.Акуленко Ф.Е.Рой-тенберг/.Непосредственное заимствование – это,в противоположность опосредсшщному заимствованию,заимствование, пришедшее в данный язык без посредства других языков.т.е. непосредственно в данный язык.Употребление же этого термина в значении “собственно заимствования” ведет к смешению разных понятий,а именно источника заимствования и способа заимствования,То же следует сказать о термине “прямое заимствование’,употребляемом Н.М.Шанским,О.Н.Кук-линой,A.M.Рот,Н.Н.Амосовой,О.Я.Матвеевым.

2/ 0 строго иноязычной материальной форме говорить не приходится,т.к. заимствование претерпевает изменения,приспособляясь к системе заимствующего языка.Некоторая условность данного термина отмечалась еще Г.Ю.Баллв.но заимствовании заимствуется, наряду со значением,звуковая и внутренняя форма^, является формальным подходом к явлениям языка. То, что при калькировании заимствуются только некоторые из вышеназванных элементов, не вызывает сомнений, в частности, не заимствуется звуковая форма. Но все ли названные выше элементы заимствуются при собственно заимствовании? Нет,не все.Именно того, что составляет специфику кальки /заимствование внутренней формы иноязычных слов^/, недостает собственно заимствованию. Формально подойдя к вопросу,мы могли бы сказать и о заимствовании внутренней формы при собственно заимствований. Но ведь ее чувствуют только люди,знающие данный иностранный язык,для остальных /если они не двуязычны/ собственно заимствование является нерасчлененным, немотивированным /даже если его прототип в исходном языке имеет отчетливую этимологическую структуру/,звуковым комплексом, воспринимаемым как единое целое. Именно неосознанность внутренней формы заимствования,несущественность ее для заимствующего языка создает условия для фонетического преобразования заимствования,разрушающего, как правило, выводи1/ См.: H.I.Крукоуск1, PycKi лекс1чны уплыу на сучасную бе-ларускую Л1таратурную мову, выдавецтва АН БССР, Mihck, 1958, стр. 102, 160.

2/ Термин “внутренняя форма” в данном случае-служит скорее для противопоставления внешней, звуковой форме,чем для передачи сути явления. Правильнее было бы говорить о заимствовании принципа языковой реализации понятия, также взятого извне.мостъ значения из суммы значений компонентов. Так, если бы заимствованное в эстонский язык русское слово “десятина”осмы-слялось как десятая часть какой-то меры, т.е. если бы внутренняя форма этого заимствования была прозрачной, то оно не редуцировалось бы в форму “tiin”#Такой подход к языковым фактам как явлениям реальной действительности, языковой практике нам представляется единственно правильным.

Рассматривая факты языковой действительности с данной точки зрения, т.е. с точки зрения их функционирования,мы подругому подойдем и к вопросу о глубине влияния различных вима заимствуешь язык. дов заимствований.Жсжа глубоким, я основательным является влияние на грамматический строй языка, труднее всего поддающийся каким бы то ни было изменениям. Не собственно заимствование^ калькирование является тем фактором, который действует даже на самую стойкую составную часть языка.

1/ См.: В.Б.Виноградов, Очерки по истории русского литературного языка ХУП-Х1Х вв. Учпедгиз, М», 1938.

2/ См • iHugo Schuchardt, Slawo-deutsches und slawo-italienis с lies » Graz, 1885, стр.90.

В некоторых польских говорах в результате калькирования немецких сочетаний образовалось даже особое прошедшее вре1 /мя со вспомогательным глаголом “иметь” ‘. Аналогичным образом словинский язык заимствовал у немецкого артикль^. Славянские и балтийские языки в результате калькирования с финских языо/ков обогатились творительным предикативным ‘. Результатом калькирования может быть4появление новых типов словообразования. Так, в результате калькирования с русского языка возникли з некоторых языках народов СССР, например, осетинском, сложносокращенные и сложносоединенные слова.

Если калькирующий язык ограничивается одной, двумя кальками с данной спецификой% мы можем говорить только о калькировании фразеологизмов или слов /т.е. кальках в облаI ‘сти словарного состав^/; если же калькированный оборот ста*-новится моделью, как постоянное явление в нашем языковом сознании, то речь уже идет о приобретении языком нового морфологического или синтаксического средства. Таковым является, например, для русского языка прием словосложения с прилагательными на “-образный”, впервые возникший в результате калькирования греческих слов. В современном языке таких образований очень много: конусообразный,зигзагообразный, лопатообразный^ парообразный, 1/ См.: К.Kitsch, Movra ludu polskiego, 1911.

2/ См.: S.Feist, Archiv fur das Studium der neueren Spre-chen unci Literaturen. Bd.XXXVI,3/ См.: A.Meillet, Bulletin de la.Societe de linguistique, t.XII.шарообразный, человекообразный, подковообразный, куполообразный, наукообразный, газообразный, дугообразный, копьеобразный, лунообразный и др. Таковыми являются некоторые сдвиги в характере словосочетаний, в управлении румынскогоязыка, происшедшие под влиянием большого количества калек1/из русского языкамТаким образом, при калькировании один язык глубже проникает в систему другого языка, чем при собственно заимствовании, оказывает более глубокое влияние на него.

Глубину влияния калек, очевидно, почувствовали и некоторые пуристы. Не случайно один из грузинских противников русизмов ничего не имел против собственно заимствований типа “самовар”, но яростно возражал против калек. Против грузинских калек с русских выражений типа “положа руку на сердце” выступали еще в 1903 г. и разные авторы из “Ивериа” и “Моамбе”2ЛСледует заметить, что язык сам отбрасывает то,что не может быть приспособлено к его системе.Иными словами,сам выбор материала для калькирования, потенциальная способность калькироватьTtrras* жгутов иностранное слово или выражение определяется закономерностями развития данного языка. / У1/ См.: А.М.Рот. Русские неологизмы советской эпохи в румынском языке /Общественно-политическая лексика/. Тези допевшей та пов1Домлень ХУП науково* конференц1? /кв1тень 1963 р./. CepiH $1лолог1Чна. Ужгородський державний yHi-верситет, Ужгород, 1963,2/ См.: Д.Чантуришвили, К вопросу о калькировании с русского на грузинский язык. Труды Батумского Гос.Пединститута им. Руставели, т.5, 1956.близкородственных языков эти возможности,естественно, намного больше/. Так, немецкий язык, проявляющий склонность к словосложению, охотнее калькирует,чем заимствует, если иностранный прототип представляет собой сложное слово, чего нельзя сказать, например, об английском языке, предпочитающем сложным словам устойчивые словосочетания.

Язык может использовать несвойственные ему иноязычные конструкции, если их легко приспособить к его системе. Будучи приспособлена к данному языку, калька теряет свою чуждость его норме. Бурятская калька с русского сочетания “кипит работа”, приспособляясь к системе бурятского языка, была употреблена в характерном для него парном сочетании с соот1/ветствующими синонимами*’. Неудачно же выбранные для калькирования конструкции не удерживаются, не прививаются в языке, выпадают из него. Так было со многими конструкциями, введенными в английский язык Мильтоном, использовавшим1/ См.: Т.А.Бертагаев, Ю.Д.Дешериев /руководитель/, М.И.Исаев, В.И.Лыткин, С.Г.-мЛайдаков, А.К.Шагиров, Роль русского языка в развитии словарного состава языков народов СССР,АН СССР,Ин-т языкознания,Москва,1$59.материал древнееврейского, древнегреческого и латинского языков.

В связи с этим нам хотелось бы заметить следующее. Нельзя согласиться с мнением тех советских языковедов, которые после выхода в свет работы И.В„Сталина “Марксизм и вопросы языкознания” стали говорить о непроницаемости грамматического строя для иноязычных влияний, якобы только уокоряю!рх то, что и так развилось бы. Примеры, приведенные нами выше, свидетельствуют об ошибочности подобной точки зрения. Грамматический строй, несомненно,болееустойчив к иноязычным воздействиям,чем,например,словарный состав.И ни в коем случае нельзя согласиться с точкой зрения З.Эйненкеля^, пытавшегося каждое изменение в синтаксисе среднеанглийского языка объяснить влиянием французского языка.Нельзя отрицать возможность возникновения сходных синтаксических явлений в разных языках независимо друг от друга. Но это не доказательство того, что результатом иноязычного влияния на данный грамматический строй является только ускорение или замедление процесса его развития. Можно не сомневаться только в том, что грамматический строй и без1/ См.: E.Einenkel, Streifzuge durch die mittelenglische Syntax, 1887.влияния иностранного языка развил бы категории, необходимые для передачи новых, развившихся понятий. Ведь каждое содержание должно иметь форму. Но дело в том, что одно и то же содержание может быть выражено в разных формах. И иностранный язык может содействовать выбору той,а не иной формы. Б© его воздействия могла бы быть избрана какая-либо другая форма, которая, кстати, тоже могла не противоречить всей системе данного языка, внутренним закономерностям его развития. ^уГрамматический строй подвергается иноязычным воздействиям и косвенным путем. Язык – это система элементов, которые находятся в тесной связи и взаимообусловленности,отра-жая передаваемые ими связь и взаимообусловленность явлений объективной реальности. Изменение одной стороны языка ведет к изменению других его сторон. Так, иноязычные воздействия в области словарного состава влекут за собой изменения и в грамматическом строе данного языка. Не приходится, например, отрицать, что большое количество заимствований в английском языке сыграло определенную роль в отпадении в нём флексий.

Многие зарубежные лингвисты, несомненно, преувеличивают роль иноязычных влияний на язык. Но не следует впадать и в другую крайность – отрицать их наличие.

Не всегда легко провести грань между калькой и собственно заимствованием.

Можно привести подобные примеры и из других языков. Возьмем такие белорусские слова как “абнародаваць”, “безна-чалле”, “л1СТоука”, “ураун1лаука”, “разведчик”, где и корнии аффиксы являются общими с соответствующими корнями и аффиксами русского языка в результате общего происхождения этих двух языков. Общими для белорусского и русского языков по причине общего происхождения этих языков являются также компоненты таких сложных белорусских слов; вадалаз, адна-,палчан1н, беяавроуе и др.

Двоякое толкование южно дать и осетинскому сложносокращенному слову “партком”, прототипом которого является слово русского языка. Слова “парти” и “койитет” были заимствованы осетинским языком задолго до появления вышеназванного сложносокращенного слова. Они ассимилировались осетинским языком, приобрели общеупотребительность еще до появления слова “партком”. Поэтому с одинаковой степенью вероятности мы можем рассматривать это слово, как и все вышеприведенные слова и выражения, либо как кальку, либо как собственно заимствование.

Такими образованиями, находящимися на грани между кальками и собственно заимствованиями из русского языка,являются немецкие слова Finanzplan, Kontrollplan, Perspektivplan, Quartalplan, Masseniriitiative, Pionierorganisation И Др.

Частным случаем такого промежуточного образования может быть составная единица, компоненты которой были заимствованы в свое время из языка, послужившего прототипом для данного образования. Ярким примером этого положения может быть английское словосочетание “soviet intelligentsia” / ^ рус. “советская интеллигенция”/.

Легче ориентироваться в том случае, когда какие-либо компоненты слова или выражения отсутствуют в другом языке. Например, наличие слова “Great” в английском выражении “Great October socialist devolution”, передающем рус. “Великая Октябрьская социалистическая революция”, является показателем кальки. То же можно сказать о словах “Red”, “State”, “board”, “union”, “Labour”, “Supreme”, “law”, “zero”, “secondary” В английских кальках С русского “Red October” / <- рус. “Красный Октябрь”/, “State Duma” / рус. “Государственная дума”/, “Central statistical Board”/рус.”Центральное Статистическое Управление”/, “Union of soviet socialist Rep-ub lies / рус.”Союз Советских Социалистических республик”/, “Russian Social-Democratic Labour Party” / ^ рус. “Российская социал-демократическая рабочая партия”/, “Supreme Soviet” / рус. “Верховный Совет”/ “periodic law”/ рус, “периодический закон”/, “zero group” /*- рус«”нулевая группа”/, “secondary signalling system” рус«”вторая сигнальная система”/.

А наличие слов “Boishoi”, “Maly” в английских сочетаниях “Boishoi Theatre” ^рус. “Большой театр”/, “Maly Theatre” /руо. “Малый театр”/ говорит о том, что данные сочетания представляют собой собственно заимствования.

Мы не можем согласиться с мнением Т.А.Гуриева,считающего отклонение от структуры модели критерием, позволяющим отличить кальку от собственно заимствования*^. Если эти отклонения незначительны, то это может быть не только калька, но и собственно заимствование, преобразованное по внутренним закономерностям развития заимствующего языка. Если они значительны, то нельзя говорить не только о собственно заимствовании, но и о кальке. Ведь вся ©пецифика кальки как заимствования структуры иноязычного прототипа при такой трактовке теряется. В данном случае речь идет уже о так наз “описательном переводе”.

От собственной заимствований и калек следует отличать образования, в состав которых входят заимствованные элементы. При образований новых слов и устойчивых сочетаний язык использует весь наличный у него материал, независимо от его происхождения. Неправильно было бы считать подобные образования кальками. Ведь при их возникновении не используется ни значение, ни структура иноязычных слов или сло1/ См.:Т.А.Гуриев,Влияние русского языка на развитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./, Москва,1954.восочетаний. Никакие иноязычные слова и выражения не служат образцом при их образовании. Неправильно также считать подобные образования собственно заимствованиями, т.к. sneeb отсутствует заимствование звукового комплекса. Примерами таких образований могут служить русские слова: авторитетность, мастерская, парусник, ямщик, забастовка ^русские словосочетания: герой космоса, экипаж, космического корабля. Данные звуковые комплексы впервые образовались в русском языке. Так как w ■■ компонент шй аснавггшг -■■• ус/чал.рив&п jfieci /и&рир,ы. /. : „Несколько иного порядка образования возникшие п<?д влиянием иноетранаага языка но тем не менее не представляющие собой кальки, ибо в них заключен другой образ. Т$*. >. англ. идиом “to save one’s face” /букв, “спасти свое лицо”/ образован под влиянием китайского языка, в котором существуют выражения: потерять лицо, ради своего лица. Однако этот идиом не является калькой, он слишком далек от китайских выражений, которым до некоторой степени быя обязан своим появлением.

Калька – частный случай перевода. Перевод предполагает передачу содержания, выраженного иноязычными элементами, средствами своего языка. Но при этом не обязательно образуются новые лексические единицы или их эквиваленты. О кальки-t/iровании может идти речь только тогда, когда в процессе перевода образуются новые слова, новые устойчивые словосочетания, новые значения лексических единиц. Но и это еще не все данные, позволяющие назвать определенный перевод калькой.Не любое новообразование^ только максимально близкое /насколь-vVко это позволяет структура калькирующего языка/ по своему грамматическому строю и семантике компонентов к иноязыиому прототипу является калькой. Семантическое содержание иностранной языковой единицы может быть передано разными способами, т.е. может быть много вариантов переводов однбй и той же языковой единицы. Так, рус. “народный заседатель” передается в английском языке сочетаниями: lay judge,assistant judge, court assessor, peopled assessor и Т.Д.

Калькой при этом выступает только самый близкий из них К прототипу, В Данном случае – “people’s assessor”, из двух вариантов английских переводов русского слова “обезличка” /англ. “depersonalization” и “lack of personal responsibility”/ калькой является СЛОВО “depersonalization”.

Мы уже говорили о том, что считаем совершенно закономерной возможность образования в языке больше,чем одной 1 /кальки1′. Однако не следует называть кальками рус-1/ См. стр.18.ского: слова “трудовик*:”, как это делает, например,В.В.Ав^-ленко, сочетания “Labour Party”, “Labour Group”1/. Это не т иное, как образования английского языка с заимствованным значением – передача содержания иноязычного слова или выражения средствами своего языка без соблюдения соответствия грамматической структуре иноязычной модели, то, что принято называть “описательным, объясняющим переводом”.

Смешивание понятий кальки и описательного перевода наблюдается у многих авторов. Напр., Т.А.Гуриев пишет: “В структурном отношении калька обнаруживает полную свободу и не зависит от морфологической структуры своего прототипа.Если и существует такая зависимость, так это через семантиче?!скую структуру, т.е. косвенно”. Аналогичное высказывание мы находим у М.А.Хегай: “.объектом калькирования служит не морфологическая структура или синтаксическая конструкция чужого языка,а семантика, – что и представляет основную хао/рактеристику для всех видов калек” ‘. Надо иметь в виду,что если “описательный перевод” передает содержание иноязычного слова или фразеологизма /напрангл. “voluntary Sunday time” <г> рус. “воскресник”, англ. “Russia leather” рус.”юфть”,осетинское “тоехоен машиное”*- рус, “самолет”, корейское1/ См.:В.В.Акуленко,Влияние современного русского языка, в связи с развитием его словарного состава,на западноевропейские языки /канд.дисс.7,Харьков, 1954, *•■ *2/ Т.А.Гуриев,Влияние русского языка на развитие.осетинской лексики в советскую эпоху /автореф.канд.дисс./, Москва, 1954, стр.5.

3/ М.А.Хегай, Лексические заимствования из русского языка в корейских переводах /канд.дисс./,Москва,1953,стр.64-65*”маллинппань” /букв, «сушенный хлеб”/ рус. “сухарь”, корейское “чидтхокки” /букв, “домашний заяц”/ рус. “кролик’/, то для структурно-семантической кальки этого недостаточно. Калька передает и семантическую и морфологическую структуру иноязычной модели, причем не косвенно, а непосредственно. Этим она и отличается от описательного перевода. Конечно,со-1 став слов и фразеологизмов, созданных в результате калькирования, определяется не только иноязычной моделью,но и системой языка, т.е. иноязычная мотивировка при структурно-семантическом калькировании используется творчески.Но это не дает основания говорить о независимости структуры кальки от структуры прототипа.

Естественно, что существуют переходные формы,т.е. образования, представляющие собой нечто среднее между калькой и описательным переводом. Некоторые авторы склонны относить подобные случаи к калькам /например,В.В.Акуленко/,некоторые-к описательному переводу /например, Н.Н.Амосова/.

Желательно было бы избежать субъективной оценки при анализе языкового материала, определив пограничную линию, разделяющую данные группы образований. В результате анализа большого количества лексических единиц, передающих понятия, возникшие на чужой почве, мы пришли к следующему заключению: в калькам следует относить только такие образования, в которых на каждом уровне имеется не больше одного отклонения. Исходя из этого, нельзя, например, отнести к калькам.итакое образование, английржого яэыка как jive } передающее русское устойчивое сочетание “Могучая кучка”. Это образование, вне сомнений, обязано своим возникновением русскому языку, хотя бы в силу того, что его значение взято из русского языка. Но на этом влияние и кончается, так как для передачи данного значения создан английскийфразеологизм без какой-бы то ни было копировки отношениямкомпонентовк другим словам языка. Правда, и в сочетании HBig Five” и в сочетании “Могучая кучка” имеются атрибутивные связи. Но оба компонента этих сочетаний разные, т.е. на одном уровне имеется больше одного отклонения от передачи особенностей прототипа. Это позволяет считать данное образование описательным переводом.

Нам представляется неправильным употреблять термин “описательный перевод”, как это делает Н.А.Субботина, для обозначения образований типа немецкого “Heniieckebe4egung”, образованного по аналогии с русским “стахановское движение”^ Ведь в подобных образованиях речь идет не о переводе слова или выражения русского языка, не о передаче его значения, а о названии явления немецкой действительности, аналогичного, но не идентичного понятию русской действительности.Отличие данного явления от описательного перевода не могло не чувствоваться рядом авторов, которые давали ему разные назваVния: полукальки /М.Д.Степанова/, аналогизмы /В.В.Акуленко/и т.д.Самым удачным,по нашему мнению, является термин “ана1/ См.: И.А.Субботина,Советско-русская лексика в немецком языке.Уч.зап.Ташкентского гос.пед.ин-та иностр.языков, вып.2,Ташкент, 1957.до г из мы”.

Вызывает сомнение высказывание Т.А.Гуриева ‘ о том, что кальки являются книжными образованиями,а описательный перевод – результатом устного общения. то tjto кадькитватте – должно обязательно предполагать книжное знакомство с языком, высказывались и другие ав7 Г Ч/торы, напр., О.В.Арнольд А.А.Реформатский.Полностью согласиться с такими высказываниями нельзя. Конечно,продуктивным способом заимствования калькирование стало только с началом книжного общения, но это еще не значит, что оно было невозможно раньше, особенно в условиях билингвизма, когда структура слова или словосочетания, служащего прототипом, прекрасно осознавалась занметвуювдш народом,была прозрачна для него* Так, напр., кальками, образованными устным путем в -згловиях двуязычия, являются такие слова мужаковского говора, приведенные Л.В.Щербой в его работе “Восточнолужицкое наръ-41 е”^: c’i-kra van* е-калька с немецкого zu-schneiden /кроить/, guile /гнилой/, приобувшее; з&ОДыпН*; млёжжшйм йо аналогии с немецким fan 1 /гнилой ленивый/. Как видно из вышеприведенных примеров% устным путем могут образовываться как1/ См.: Т.А.Гуриев,Влияние русского языка на развитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./,М.,1954,сгр^З.

2/ См.:0.В.Арнольд,Русская лексика в словарном составе литературного французского языка/канд.дисс./,Ленинград,1954, стр.10.

З/^’Д.А.Реформатский,Введение в языкознание,Учпедгиз,М., 1955.

4/ См.: Л.В.Щерба, Восточнолужицкое наръч1е, том*1.Типогра-ф!я А.Э.Коллинсъ, Петроградъ, 1915, стт>.яо.структурно-семантические, так и семантические кальки.

Точно та*;же мы не можем отнести описательный перевод лишь к бесписьменному периоду. Описательный перевод имеет место не только при устном общении, но и при переводе литературы. Вместе с тем нельзя отрицать, что в бесписьменный период возможностей для появления кальки было меньше, чем для появления описательного перевода.

Надо отметить, что даже кальки, пришедшие в определенный язык книжным путем /а таких калек, безусловно, большинство/, часто настолько органически входят в язык как его неотъемлемая составная часть, что становятся также свойствеюы-ми живой разговорной речи, как и чисто исконные лексические единицы данного языка. Так, никто не станет отрицать, что русское слово “самостоятельный” широт употребительно в русской разговорной речи. А ведь оно было Иегда-то скалькировано с немецкого “selbstandig”. Так же широко употребительно в разговорной речи Демократической Германии слово “Seibst-fcritik’1, совсем недавно скалькированное с русского “самокритика”. Таким образом, утверждать?подобно А.А.Реформатскому, что кальки носят искусственный, книжный характер, чужды живой речи – значит выдвигать положения, не имеющие под собой реальной почвы.

Бывают случаи, когда в одном и том же языке появляются разные способы передачи определенного иноязычного слова или словосочетания, чаще всего калька и собственно заимствование. При этом иногда первой входит в язык калька,иногда собственно заимствование, иногда они появляются одновременно. В результате: образуются абсолютные синонимы. Примерами могут быть: русская етруктурно-семантическая калька с греческого языка “азбука” и собственно заимствование “алфавит”, английская семантическая калька с русского нанка й собственно заимствование иоАа|/(аи.

Но, как известно, языки не терпят абсолютных синонимов, вернее, не испытывают в них потребности, А все лишнее, ненужное, засоряющее язык со временем из него уходит. В борьбе за существование между калькой и собственно заимствованием, передающими одно и то же понятие, иногда выживает калька, иногда собственно заимствование. Так, английские кальки С русского языка “Laud аМ Liberty”., “People’s will”, “Black Partitioa”, перешедшие сейчас в исторический фонд лексики, вытеснили в свое время собственно заимствования “Zemlya i Volya% “Barodaaya Volya”, “Cheray Peredel”. Собственно заимствования из греческого языка “астрономия”, “философия”, “прогноз” вытеснили в русском языке кальки этих слов “зводозаконие”, “любомудрие”, “предзнание”. Французская калька с русского языка “correspoBdamt ouvrier” вытеснила употреблявшееся наряду с ней в 20-х, начале 30-х годов собственно заимствование игаЬсогиУ,Л Собственно заимствование из русского языка “налоя” вытеснило в осетинском языке каль1/ См.: Ф.Е.Ройтенберг, К вопросу о русских заимствованиях-вофранцузском языке в советскую эпоху /канд.дисс./, М.,ку “хъалой” / рус. “налог”/*/. Иногда слово проходит даже 1 несколько этапов, пока не найдется форма, передающая наиболее точно значение прототипа. Таков путь, например, осетинского соответствия русскому “комсомол”^.

Каждый факт вытеснения одного слова другим имеет свои определенные причины. Здесь играют роль как языковые, так и исторические факторы. И стремление избежать омонимии, и соотносительность с другими словами данной семантической группы, со словами однокоренными, образованиями с аналогичной структурой и т.п., и пуристические настроения, и ассимиляторская политика завоевателей, и преимущества краткости, и первенство в появлении – все это играет определённо роль.

Так, калька русского слова “большевик” оказалась нежизнеспособной В английском языке /англ. “maximalist”/ в силу того, что она была омонимична другому слову, а собственно заимствование “Bolshevik” получило в свое время очень широкое распространение. Широкую распространенность этого слова в русской материальной форме отмечал В.Й.Ленин в “Речи наторжественном заседании Московского Совета, посвященном го3/довщине I Интернационала, б марта 1920 года ‘.

1/ См.: Т.А.Гуриев, Влияние русского языка на развитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд.дисс./,!., 1954.

2/ См. там же.

3/ См.: В.И.Ленин,соч. т.30, изд.4-е, стр. 392.-дагдашч * яфимером шжет служить вытеснение немецкой кальки с латинского языка “aemeinort” / лат. “locus communis”/ калькой С английского *Gemeinplatz” /4— англ. “commonplace”/1/, ЧТО связано^по всей вероятностное семантическим диапазоном вторых компонентов данных кален: общегерманское слово “Ort” успело обрасти большим количеством значений, чем заимствованное из французского языка слово “piatzi’Английское слово “handbook”, совсем было вытесненное в средние века словом французского происхождения “manual”, было восстановлено в гражданских правах благодаря усилиям пуристов. Значительную роль, по свидетельству Ф.Маутне-ра, сыграл пуризм, доведенный до крайности,в новогречееком и чешском языкаОпределенное место в процессе выбора той или иной формы занимает ассимиляторская политика, ведущаяся иностранными завоевателями по отношению к покоренным народностям,хотяtданный фактор носит в значительной степени временный характер. Так, например, следствием арабского господства было заимствование в армянский язык 702 слов, из которых одна тринадцатая, по подсчетам профессора Р.Ачаряна, сохранилась и в ашхарабаре /новоармянском литературном языке/.

Исконно-русское слово “правило” было вытеснено в рус-1/ см. Hermann Paul, Deutsches Worterbuch. Halle (Saale),2/ См.: Fritz Mauthner, Die Sprache. Literarische Anstalt Riitten und Loening, Frankfurt am Main, 1906,сw.56»окон языке словом английского происхождения “руль”,что объясняется стремлением языков, где можно, избегать громоздкости.

Играет роль и тот факт, какое слово пришло первым в язык. Ведь с данной звуковой формой свыкаются, ив языковом сознании она становится неотрывной от значения, выражаемого ©ю Таким образом, данная форма имеет преимущество как более понятное средство общения. Именно поэтому не удались попытки английских пуристов заменить заимствование во французской материальной форме “lieutenant” кальшй “steadhoider”. Это же касается таких прочно вошедших в английский язык собственно заимствований, как “omnibus”/’pathology”, “parapet”,которые пуристы безуспешно пытались заменить кальками^ww особенность слов, выражений, пришедших первыми в язык для обозначения определённых ш^ягий,являетея одним из моментов, обуславливающих правильное стремление не употреблять иностранные слова без надобности, на что указывал В.ИЛенин: “Русский язык мы портим. Иностранные слова употребляем без надобности. Употребляем их неправильно.

Не пора ли нам объявить войну употреблению иностранных слов1 /без надобности?””*1′.

Все эти причины в конечном счете сводятся к одной:не-обходимо такое слово, которое бы лучше выполняло свою роль средства общения.Этим и должны руководствоваться языковеды, писатели,журналисты при выборе определенной формы для пере1/ В.И.Ленин, Об очистке русского языка,Соч.,т.ХХ1У,изд.Ш,стр.662»дачи понятия. Критерием же правильности выбора будет языковая практика.

Встречаются случаи,когда прочно входит в употребление несколько способов передачи значения иноязычного прототипа, например,калька и собственно заимствование.Таковы в русском языке “предмет”-“объект” /из лат./,”естественный”-“натураль-ный”/из лат.//’благородный” – “Евгений”/из греч./,”летописей – “хронограф”/из греч./,”расстояние” -“дистанция” /из фр./, “развлечение” – “дивертисмент” /из фр./, “самодержавие” -“автократия” /из греч./, “жизнеописание” – “биография” /из греч./. В таких случаях, как правило, происходит дифференциация значений между членами этих пар. Калька обычно имеет более широкое значение,чем собственно заимствование. Ср., например, русское заимствование из латинского “облигация” и кальку “обязательство”, русское заимствование из греческого “симфония” и кальку “согласие”, русское заимствование из французского “дивертисмент” и кальку “развлечение”, английское заимствование из русского “Gospian” /употребляющееся только по отношению к Советскому Союзу/ и кальку “State planning committee”, собственно заимствования во французском языке “komsomol”, “kolkhoz”, “sovkhoz”/употребляющиеся ТОЛЬКО по отношению к Советскому Союзу/ и кальки этих слов “деи-nesses Comunistes”, “ferine collective”, “ferine cl’Etat”, заимствования в русской материальной форме в немецком языке “Коlchoз”, “Komsomol” и кальки ЭТИХ СЛОВ “Ко 1 lektiv;virt»schaft”, “Konimunistischer JugendverbandM# JА теперь остановимся на условиях общей тенденции, условиях массового предпочтения того или иного способа усвоения иноязычного материала.

Н.Н.Амосова высказала мысль о том, что влияние немецкого языка на английский выражалось преимущественно в форме калькированных слов и словосочетаний,а не в форме заимствований в иностранной материальной форме потому, что “до XX века знание немецкого языка в Англии было редкостью”^ Следовательно, Н.Н.i-мосова считает, что чем больше людей, разговаривающих на данном языке, знает иностранный язык,тем большая вероятность,что в данный язык попадут заимствования в иностранной материальной форме.Но ведь в послереволюционную эпоху англичане, немцы и т.д. не меньше, а больше изучают и знают русский язык; тем не менее в этот период в отличие от предыдущего предпочтение отдается калькированию из русского языка, в то время как большинство слов и выражений, появившихся в этих языках под влиянием русского в дооктябрьский период,представляют собой собственно заимствования. Хотя знание иностранного языка является хорошей почвой для усвоения заимствования, причина все же кроется не в этом. Предпосылкой калькирования является даже более глубокое знание иностранного языка,чем для заимствования слов и выражений в иностранной материальной форме. Для возникно1/ См.: Н.Н.Амосова, Этимологические основы словарного состава современного английского языка, Изд-во л-ры на иностранных языках, М., 1956, стр.150.вения кальки необходимо не только знание иностранных слов и выражений в их конкретном звучании, но и умение расчленить иностранный образец и осознание структурных и семантических соответствий иностранного и родного языка.

О.В.Арнольд объясняет преобладание калек с русского языка советского периода по сравнению с собственно заимствованиями тем, что в основном берется из русского языка терминологическая лексика, а терминология,crawtt * точности и понятности, требует нового приема передачи, в частности, калькирования^. Нельзя не согласиться с тем, что стремление к понятности ведет к предпочтению кальки собственно заимствованию. Но ведь это стремление к понятности характерно- не только для терминологии, но и всей лексики языка, как средства общения. Поэтому все его элементы должны быть понятны для данного языкового коллектива, й нет оснований приписывать это стремление к понятности только одному периоду времени. Данная тенденция существовала еще при возникновении языка. Ведь причиной возникновения языка была потребности понять друг друга, выразить мысли так, чтобы они были понятны другим. Стремление же к точности действительно характерно именно для терминологии. Но это ведет к предпочтению собственно заимствований, а не калек. Ведь элементы калек все же лишь приблизительно соответствуют элементам иностранной модели, а, значит, и могут дезориентировать1/ См.: О.В.Арнольд, Русская лексика в словарном составе литературного французского языка /канд.дисс./,Ленинград, 1954, стр. 114-115.услышавшего или прочитавшего данное слово и тем самым исключить понятность, а, главное., точность. О. Энгельс писал о научно-технических терминах, что “перевод только искажаетих смысл; вместо того, чтобы объяснить,он вносит путаницу”17.

По нашему мнению, слова и выражения калькируются,а не заимствуются в их иностранной материальной форме тогда, когда, наряду с более глубоким знанием иностранного и родного языка, имеются предпосылки в самом калькирующем языке: широкие словообразовательные возможности, достаточно богатый словарный состав /прежде всего, наличие большого числа словообразующих корней/, исторические традиции, уходящие в древность. В противном случае слово обычно заимствуется в иностранной материальной форме. Этим и объясняется тот факт, что влияние русского языка на английский, немецкий, французский, грузинский и другие языки осуществлялось сначала, как правило, в форме собственно заимствований, а чем ближе к нашему времени, тем больше в виде калек. Этим же объясняется и тот факт, что, например, осетинский язык, заимствовавший много грузинских, кабардинских слов, не калькировал их, так как влияние на него кавказских языков происходило в то время, когда его словарный состав был сравнительно беден, нуждался в новых словообразующих корнях, когда не было письменности, а, следовательно, и глубокого знания родного и ино1/ Ф.Энгельс, Развитие социализма от утопии к науке, Предисловие к первому немецкому изданию, Государственное социально-экономическое издательство, М.-Л.Д931 стр.8.странного языков. Этим же объясняется тот факт,что собственна» известноjно заимствований из русского языка, меньше в древнеписьменных армянском и грузинском языках, чем, например, в языках Крайнего Севера СССР.

Определенную роль играют и чисто индивидуальные особенности языка, а именно: калькирование предпочтительнее в тех языках, где языковая норма требует ощущения и трактования слова или фразеологизма. Таковыми являются языки, принадлежащие к разным семействам, например, атабасские языки Северной Америки, немецкий, тибетский языки. Если возникает потребность назвать какие-либо понятия, носители этих языков считают для себя более легким создавать неологизмы либо совершенно самостоятельно, либо путем калькирования иностранных моделей на базе своих собственных языковых ресурсов,чем усваивать слова и фразеологизмы в иностранной материальной форме. Интересный факт разной реакции камбоджийского и тибетского языков на санскритское влияние приводит Э.Сепир. Оба эти языка – аналитические, каждый из них коренным образом отличается от изысканно сложного, флективного языка Индии. Камбоджийский язык – изолирующий, но, в противоположбольшоеность китайскому, он включает число многосложных слов,этимологический анализ которых особой роли не играет. Поэтому в камбоджийском языке открылся свободный доступ огромному количеству санскритских слов, многие из которых широко употребляются и сейчас. Иное наблюдается в тибетском языке. Хотя буддийская литература -Индии оказала огромное влияние наI тибетскую литературу, представляется просто удивительным,какмало слов в санскритской материальной форме нашло себе доступ в этот язык. Тибетский язык оказал величайшее сопротивление многосложным санскритским словам вследствие того, что эти слова не могли автоматически разлагаться на значащие слоги, как бы это требовалось для удовлетворения тибетского чувства языковой формы. Поэтому тибетскому языку пришлось калькироватьзначительное ■количество санскритских слов, в том числе даже1/собственных имен ‘.

Определенную роль играет и тот факт, существуют или отсутствуют причины, препятствующие максимальной доходчивости w изложения. При непосредственном контакте языков,особенно когда речь идет о конкретных,а не абстрактных понятиях,когда очень легко догадаться о значении по ситуации и т.п.,существует хорошая почва для усвоения иноязычной материальной формы слова иди фразеологизма. Этим можно объяснить большое число собственно заимствований английского языка эпохи норма^ского завоевания. Другое дело – передача народом, непосредственно не соприкасающимся с дающим народом, абстрактных понятий, обозначающих явления, которые в условиях данной страны непосредственно не увидишь, не ощутишь. Тут, разумеется, целесообразнее калькировать понятие,а не давать его в иностранной материальной форме. Примером может служить передача многих понятий русской действительности на английский язык. Но и при наличии вышеперечисленных моментов – общих1/ См.: Edward Sapir, Language (an introduction to the study of speech), N.Y., 1927*условий для калькирования вообще – не каждое слово илиустойчивее словосочетание может бшгъ калькировано.

Для этого необходимо, чтобы оно имело мотивировку, Vясную структуру. Не калькируются, как правило,непроизводные слова в их прямых значениях. Непроизводные слова в переносном значении могут послужить прототипом семантической кальки. Например, русское слово “кулак” в значении богатых крестьян-собственников калькировалось на английский язык /англ. “fist”/. Бывают случаи, когда семантическому калькированию подвергается непроизводное слово в прямом значении. Это происходит тогда, когда непроизводные слова омонимичны. Так, например, итальянцы, по свидетельству З.Пизани, передали английское название игры в карты “bridge!” словом “ponte” /мост/. Они опирались при этом на ошибочное предположение, что оба понятия /”карточная игра” и “мост”/- разные значения одного и того же английского слова. В действительности название игры имеет восточное происхождение*/. Структурно-семантическому калькированию непроизводные слова вообще не могут быть подвергнуты. Что же касается собственно заимствования, то ему в одинаковой степени подвергаются как производные, так и непроизводные слова. Примером может служить русское слово “степь”, заимствованное в ХУП веке английским языком и в ХУШ веке немецким и французским языками.Не могут быть подвергнуты структурно-семантическому калькированию также слова ивторически производные,но успевшие деэтимологизироваться,1/ См.: Vittore Pisani, L’etimologia (storia – question! -metodo), Mi la no, 194-7.такие, как, например, русское слово “сокол”, родственное древнерусскому “сочити” /преследовать, искать, следить/; немецкое “Hahn” – кран, восходящее к Hahn – петух, что было связано с обшновением изготовлять краны для бочек в форме петуха; немецкое “heute”-no происхождению сложное слово, превратившееся с точки зрения современного языка в корневое.

Не калькируются слова местного и исторического колорита, характеризующие быт, культуру, историческое прошлое народов, даже если в данных наименованиях сохраняется образ, использованный для их обздшш.

Современные литературные языки, за некоторым исключе1/ниема/, не калькируют собственные имена, прибегая к этому способу передачи иноязычного названия только тогда, когда это вызывается содержанием художественного произведения.Так, например, при переводе на русский язык романа Даниэля Дефо “Робинзон Крузо” имя “Friday” приходится калькировать/рус. “Пятница”/, так как оно связано с днем недели, в который этот человек был спасен Робинзоном. Фамилии же, служащие образной характеристикой персонажей, чаще всего остаются без перевода, но сопровождаются объяснением в примечании.

Следует заметить, что в ранние периоды развития языков существовала тенденция калькирования собственных имен. Калькой является, на1/ Так, английский язык калькировал некоторые названия советских космонавтов.

5 пример, турецкое название Черногории “Karadag”. Калькой с^ испанского языка является, по всей вероятности, название”Черепашьи острова” – другое обозначение архипелага Галапагос /от испанского Gaiapago – гигантская слоновая черепаха,> распространенная когда-то в этой местности^. В последнейчетверти ХУ1 в, – первой четверти XIX в., венгерский язык2/калькировал ряд мужских и женских именс’.

Многие европейские ученые и представители церкви в период широкого распространения латинского языка как языка науки калькировали свои фамилии на латинский язык. Особенно часто это было связано с желанием избавиться от комиче-w ской или грубоватой мотивировки собственного имени, хотяиногда диктовалось исключительно ©тремлением придать имени научно-книжное звучание. Фамилия”Велосипедов^ фигурирующая в одной из русскихграмот конца ХУ1 в., является, по всей вероятности, латинизированной формой фаМИЛИИ”БЫСТРОНОГОВ”/лат, velox, velocis – быстрый; pes, pedis – нога/^Л Немецкие фамилии “Hirt”,I”Jager” были переданы в форме латинских калек “Pastor”, “Venator”.

Иногда имело место калькирование на греческий язык.

Так, немецкая фамилия “schwarzard” была передана греч.

1/ См.: Л.П.Ефремов, Калькирование и его отличие от заимствования. известия Академии наук Казахской ССР. Вып. 1/14/, I960, стр.17.

2/ См.: К.Е.Майтинская-, Венгерский язык, ч. 1, йзд-во Академии наук СССР, М., 1955, стр.42.

3/ См.: Л.В.Успенский, Слово о словах /Очерки о языке/. Доп. изд. “Молодая гвардия”, М., 1957.’•Me lane lit on,,1/Калькированию не подвергаются слова и фразеологизмы, обладающие особенностями построения, не свойственными калькирующему языку. Если эти особенности незначительны, то модель может дать кальку с теми или иными отклонениями от оригинала. В противном случае ни о какой кальке не может быть и речи, ибо она тогда не сможет стабилизироваться в калькирующем языке.

Понятия, обозначающие конкретные реальные предметы, как правило, приходят в иностранный язык в форме собственно заимствований, в то время как абстрактные понятия передаются обычно в форме калек. К большинству калек мы можемр/отнести характеристику, которую Л.А.Булаховский^ дал письменным заимствованиям, а именно: их принадлежность к понятиям цивилизации. Данное обстоятельство, возможно, связано с тем, что названия конкретных предметов в своем большинстве были заимствованы давно, в тот период времени, когда калькирование еще не имело широких возможностей для применения.

1/ См.: 0.Я.Матвеев Загальшшнгв1етична характеристика лексичних кальок н1мецько? мови. Зб1рник роб it acnipaHTiB романо-германсько? та класично? ф1лолог1? Льв1вського ордена Лен1на державного ун!верситету 1м. 1в. Франка, Льв1в, 1963, стр. 75.

2/ См.: Л.А.Булаховский, Введение в языкознание, ч. 2,Учпедгиз, М., 1954.

Закреплению собственно заимствования может способствовать наличие в заимствующем языке слов одного корня с данным заимствованным словом. Например, проникновению в английский язык скандинавского глагола “deyia” способствовало то обстоятельство, что в английском языке были слова “dead” /прилагательное/ и “death”/существительное/.

Несмотря на перечисленные выше моменты, возможности калькирования по сравнению с возможностями собственно заимствования не так уж ограничены, как это представляет, например, Л.П.Ефремов. Сравнивая калькирование с собственно заимствованием, Л.П.Ефремов говорит: “Начнем с того, что возмож/ ‘ 1/ ность калькирования уже, чем заимствования” ‘. Нельзя забывать о такой многочисленной группе образований под влиянием иностранного языка, как кальки словосочетаний. Собственно кГ за£4мствованию словосочетание чужого языка подвергается с большим трудом, предоставляя широкое поле деятельности для калькирования. Как показали наши наблюдения над фактами передачи русизмов в английском языке, можно утверждать, что многокомпонентные сочетания, как правило, передаются в виде калек, а не собственно заимствований, й это шолне естественно, так как запоминание многокомпонентного иностранного сочетания представляет значительную трудность для широ1/ Л.П.Ефремов, Калькирование и его отличие от заимствования. Известия АН Казахской ССР, Серия филологии и искусствоведения, вып. 1/14/, I960, стр.16.fких кругов населения, если только оно не двуязычно.Несравненно легче запомнить его перевод на родной язык.

Возрастает роль калькирования в те исторические периоды, когда приток иноязычной лексики сознательно регулируется, что может быть продиктовано желанием оградить язык от лишних заимствований, либо тр&бшмзшяш реакционного пуризма. Так, видные представители литературного латинского языка в классическую эпоху /П-I вв. до нашей эры/, например, Цицерон, почти не заимствовали греческих слов, но зато часто калькировали их. При этом образовывались как 9так и семантические кальки.

Нельзя согласиться с существующим мнением*^,что возможности калькирования в пределах одной подгруппы языков ограничены по сравнению с генетически отдаленными друг от друга языками. Близкородственные языки имеют много общего в способах словообразования и фразообразования, что открывает широкие возможности для калькирования. Редко можно встретить неповторимую для родственного языка комбинацию слов или их компонентов, в то время как для генетически отдаленных друг от друга языков это обстоятельство являетсячувствительным ограничением возможностей калькирования.

Кальки близкородственных слов и устойчивых сочетаний,конечно, трудно отличить от собственно заимствований, преобразованных по внутренним законам развития заимствующего языка,1/ См., например: Л.П.Ефремов, Сущность лексического заимствования и основные признаки освоения заимствованных слов /автореферат диссертации/, Алма-Ата,1959.ввиду- большого количества общих корней в этих языках.чоттгюе т том, чем являются такие образования,стоящиепредставляетсяна грани калек и собственно заимствований, спорным.Во всяком случае, оснований для отнесения их к калькам не меньше, чем к заимствованиям в иностранной материальной форме.

Следует упомянуть о таком интересном свойстве калькирования как возможности образовывать этимологические дублеты, причем не только путем подбора двух или больше соответствий в данный период времени /типа англ. “Socialist competition” И “Socialist emulation” <е- руб. “социалистическое соревнование”/, но и этимологических дублетов диахронического порядка, рожденных в результате развития самой формы иностранного образца, в результате изменения соответствий, связанных с развитием калькирующего языка. Правда, эти явления необычайно редки,повшолшу само калькирование стало активным средством словообразования не так давнр,вследствие чего очень трудно выявить такие случаи.

Следует указать на такой мощный фактор активизации процесса калькирования, как перевод. Именно при переводе сюфвтно часто сталкиваются с необходимостью передать новое понятие. При эшом перед глазами переводчика находится иностранный образец. Не имея возможности подыскать соответствующее слово или выражение на родном языке, переводчик поневоле подсознательно начинает переводить компоненты иностранного ^тяжелого случая”, чему способствует появляющееся при переводе искушение приписать изучаемому языку функцииродного языка. Так складываются условия для возникновения структурно-семантической кальки. Еще более благоприятны© условия имеются дня образования семантической кальки. Ведь слова одногоязыка не просто соответствуют словам другого языка, а находятся с ними в сложных отношениях. Отыскав “соответствующее^ слово на языке перевода, мы привносим в него новый оттенок значения, поддерживаемый первоначально данным контекстом. Еще А.Л.Погодин писал, что “переводить иностранный слова на руск1я значить придавать русскимъ словамъ еще новыя1/переходный значен1я.” ‘. Закрепившись в языке, это новое значение и представляет собой семантическую кальку.

Чтобы представить себе механику образования слов и словосочетаний путем калькирования иноязычных прототипов, стоит обратить вниманиена построение иноязычных фраз уча- <у щимися на первоначальном этапе обучения какому-либо языку. Родной и иностранный язык различаются по способу выражения определенных понятий, а учащемуся трудно удержать в памяти и применить в речи правильную систему соответствий значений и средств их выражения в двух языках, что и создает условия для смешений, для сочетания элементов одного языка по принципу построения сложных единиц другого.

Иногда переводы приводят к образованию калькированных оборотов в тех случаях, когда имеются свои собственные средства для выражения данных понятий. Такие образования1/ А.Л.Иогодинь Основной курсъ общаго языкознания, СПб., 1897, стр.10бетобычно не закрепляются в языке. Их появление объясняется либо небрежной работой переводчиков, либо, наоборот, боязнью исказить смысл, скрупулезностью. Примером второго могут служить переводы на разные языки клерикальной литературы. Причиной может быть также недостаточная квалификация переводчика, возникающая в процессе работы иллюзия “взаимозаменяемости” компонентов языков, принимающих участие в переводе.

1/ См.: Ф.Энгелье, Как не надо переводить Маркса.К.Маркс и Ф.Энгельс.Соч. т. ХУ1, чЛ, изд.1.

Не менее осторожно следует подходить к выбору уже” -теящ-икся: ” в языке средств, избегая пассивной фиксациикаждого появившегося в языке слова. Конечно, языковая праклексичеекаятика скажет, какигдавд*получит широкое распространение, глубоко войдет в язык – калька, собственно заимствование, или “описательный перевод”. Но в том и состоит лингвистическое чутье переводчика, писателя, языковеда, чтобы они, руководствуясь всесторонним рассмотрением всех “за” и “против” каждого претендента на передачу иноязычной единицы, смогли выбрать то, что имеет будущность.

При переводе сопоставляются средства и возможности двух языков. Необходимость передать элементы чужого языка ведет к обнаружению неиспользованных ранее возможностей своего языка, калькированию, что :••• б’богав&юг. язык на который делается перевод. В этом, в первую очередь, и состоит активизирующая роль калькирования.

Вызывает сомнение утверждение Н.И.Крюковского, что именно близкое родство русского и белорусского языков обуславливает тот факт, что заимствуемые элементы русской лексики не подавляют, не парализуют словообразовательные возможности белорусского языкаВлиянГе отдаленного в гене■ожеттическом отношении языкаутоже не подавлять,а обогащать язык, что будет проиллюстрировано нами на примере русского и английского языков /см. 2-ю часть дисс.Л1/ См. Н.I.Крукоускi, Роля рускай мовы ва узбагачэнн! лексЬ Ki сучаснай”беларускай Л1таратурнай мовы /канд.дые./, Шнек, 1956, стр.236-237.калька, подобно собственно заимствованию, войдя в язык, начинает жить так^шм веелеловвсные элементы данного языка, приобретает право гражданства в этом языке* Она может изменить свою форму, значение в зависимости от потребности языка. При этом изменения, которым подвергаются кальки, часто не совпадают с тени, которые испытывают их прототипы. Так, многие английские кальки, сделанные с языков северо-американских индейцев, переосмыслены. Например: pipe of peace, v*ar-paint, war-path. и т.д. Немецкое слово “Aufmerksamkeiten” в значении “предупредит ельноетьп, “забота” является, но всей вероятности, калькой французского слова “attentions”, но в сочетании “vDas ist sehr aufaierksam von Ihnen” /это ОЧОНЬ ЛЮбвЗно с вашей стороны/ оно обнаруживает не^то новое, чего нет во французском прототипе./ Если выходит из употребления понятие, передающееся ^калькой, то прекращает свое существование и калька.Так, выпали из латышского литературного языка такие кальки с русv —СКОРО, как “pec vajadzTbas izbeigsanas atgriezt”/ рус.йПО истечении необходимости вернуть”/, “atnest uz tadu paragrafu” / рус. “отнести к такому параграфу”/, отражающие казенно-бюрократический стиль работы государственных учреждений дореволюционной России.

Калька может выпасть из языка не только а резуль-та®ухода из употребления понятия, ею выражаемогои в результат того фактерэсОДщшшаюе понятие более удобно в данной языковой системе передавать какой-либо иной материальной формой.Так, выпала из употребления латышская калька из русского языка “prieks tam lai” / рус. “ДЛЯ ТОГО, ЧТОбы”/, заменившись коротким “lai”; выпала и латышская калька Miie-ta pastav ieks tam” / рус. “дело состоит в том”/, заменившаяся сочетанием “lieta ir ta”, более удобным в фонети1/ческом отношении.см.: к.каулинь, развитие общественно-политической лексики латышского языка в связи с переводами на латышский язык сочинений классиков марксизма-ленинизма. Изв.АН Лагв.сср, 1952, 1г4у стр. 20.

Основными источниками интернациональной лексики на I-протяжении многих столетий были греческий, латинский, английский, французский, итальянский языки.В последнее время прототипами многих калек-интернацмонализмов стали слова и фразеологизмы русского языка, такие как “пятилетка”,”колхоз”, “летчик-космонавт”, “социалистическое соревнование”, “советская власть”, “ударная работа”, “бригада коммунистического труда” и т.д. Так, англ. “counsir, нем. “Rat’,’ финск. “neuvosto” польск. “rada, латышек. ‘Sradomeсемантические кальки русского слова “совет” $франц. Emulation socialiste” нем.”soaialistischer Weitbewerb,” англ. ‘Socialist competition” и т.д. – структурно-семантические кальки русского устойчивого сочетания “социалистическое соревнование”.

Конечно, настоящими интернационализмами кальки считать нельзя в силу того, что материальная форма их передачив разных языках гашшна*<гаа«Так что вернее было бы называть их1/кальками, носящими интернациональный характер.

Выше мы приводили примеры структурно-семантического калькирования калек. Примером такого явления в области семантики может служить польское слово “wdzipk”, приобревшее под влиянием латинского слова “gratia” значения “прелесть”^изящество”, которые появились в латинском слове по аналогии с ” ✓ *греческим Да^с,. Таким образом, прототипом семантической польской кальки послужила латинская семантическая калька с греческого слова.наблюдается и в области дмйгёйкчйо* явлейие – • собственно заимствований.Так,по мнению С.Булича, нем. “Butter” является заимствованием латинского “”buturum”, взятого из греческого языка, который в свою очередь обязан возникновением этого слова, как полагает Гиппократ, скифскому языку.

Классифицировать кальки можно и с точки зрения правильности передачи структурно-семантических характеристикггтчуопта.явяь ргзиесттто *гто итоги а в ходтгг в употребление неверно кальк1фованное слово или выражение, что связано с недостаточным знанием языка-источника. Таким является, например, немецкое слово “Tausendgiildenkraut”, восходящее к латинскому “centaurea”, “centaurium”. Латинское слово, передающее греческое Кcrtavfeooc,’ /принадлежащий, свойственный кентавру/, было неправильно истолковано как сочетание слов “centum’»/сто/ и “aurum” /золото/. Кстати, русское “золототысячник” является калькой немецкого “Tausendgiildenkraut”. при * ля ъквпоЩш» j. лъ к м г л л; немецкого “Waifisch” /кит/ на литовский язык компонент “wai”, представляющий собой первоначальное название кита, был неправильно истолкован как “welle” /волна/. В результате в литовском языке появилось слово V “bangzuve” /кит/0 Латинское “Aquilegia” /букв, “водосбор”/ было передано в русском языке словом “орлики” в связи с тем, что в составе латинского слова было ошибочно выделено “aqui-la” /орел/ вместо “aqua” /вода/. Примером калькирования с ‘неверно понятым прототипом, по всей вероятности, является англ.”То send to Coventry” /букв, “послать В Ковентри”/ ОТ французского “Mettre en quarantaine” /букв, “посадить В карантин”/ со значением: игнорировать, бойкотировать. ЕщеЗС одним примером может служить английская калька с голландскоw ГО “То put a spoke in some one’s wheel”, ГДе “spoke” представляет собой неверно истолкованное голландское слово “spaak” /палка,брусок/*Одним из критериев классификации калек может служить количественная сторона вопроса: одно или целый ряд слов заимствует данную внутреннюю форму. Подавляющее число калек разных языков представляет собой как бы единичное заимствование. Но бывает, что заимствуются приемы композиции лексических единиц определенного типа* Примером может служить установление при помощи датчан и норманнов употребления наследственных прозвищ /фамилий/ в Англии♦ До этого у англичан существовал обычай давать только одно имя, к которому не прибавлялось никакого указания на происхождение или место жительства. Но норманны последовали романскому обычаю давать каждому рыцарю или придворному второе имя, т.е. фамилию, обычно по месту рождения, как, например* Robert (of) Bruce,William (of) Percy. Фамилии так вошли в моду в Англии,чтоо том,даже существует предание как наследница Роберта Фитц – Гамона пренебрегла Робертом из Каена потому, что у него не былофамилии и как король Генрйхвозместил этот недостаток, дав1/несчастному Роберту фамилию Фитцройх/.

2. кальки, часть компонентов которых является одинаковой по своей материальной форме в калькирующем и служащем моделью для калькирования языке /например, англ. “Great October Socialist Revolution”.^ рус. “Великая Октябрьская социалистическая революция”, англ. “meadow-steppe” рус. “лугостепьГ;3. кальки, не имеющие компонентов, адекватных по своей материальной форме компонентам прототипа /например, англ. “branched wheat” рус. “ветвистая пшеница”, англ. uSea-gull”«6— рус. “Чайка”/.

Первая и вторая группы только внешне отличаются от третьей группы. Во всех трех случаях заимствуется либо только значение /в случае семантического калькирования/, либо,наряду со значением,приемы словообразования или словосочетания /в случае структурно-семантического калькирования/.

От собственно заимствований трудно отличить кальки первой группы,а от самостоятельных образований кальки всех групп.

Классифицировать кальки можно с точки зрения степени полноты передачи ими.г, = ; структуры иноязычной модели,что тесно связано со стекныо отдаленности в генетическом отношении взаимодействующих языков, л с холят из • го- • т ктштетдаямозкно выделить две основные группы,между которьм и в разной степени дальности от первой или второй находятся остальные кальки: 1 кальки,находящиеся в I наибольшей близости к своему прототипу /структурно-семантические кальки,наиболее полно передающие особенности структуры их иноязычного прототипа; семантические кальки, заимствующие целиком содержание иноязычного прототипа/.Примерами могут служить:английская структурно-семантическая калька с русского языка “shaken heredity” / рус.”расшатанная шслед-ственность7,латинская семантическая калька с греческого языка “gratia” /e-rp, Т-Я-рсс^ /;П кальки,наиболее отдаленные от своего прототипа /структурно-семантические кальки с большими отклонениями в передаче структуры и семантики компонентов иноязычного прототипа; семантические кальки,заимствующие одно значение иноязычного многозначного прототипа/.Примерами могут служить ганглийская структурно-семантическая калька с элементам описательного перевода “Mighty Five” /^ рус.”Могучая кучка”/,русская семантическая калька с французского языка “левый” /*- фр. “gauche”/.

Структурно-семантические кальки второй группы граничаж : тщм:. : – !’описательным переводом”.Отклонение структуры структурно-семантических калек этой группы от структуры их иноязычного прототипа яшгявяе* чаде.wee^o пеэутгьтатом^лугаи* я система-? вэаиморячков v ъеобхоптоопу тояж’ои’атмт реже — яеэтиw’^eiMWrainr- *гаетвл птютоттоа,очгкбот? тттш калькитваттикv т.п. g связи с тем, что родственные языки имеют больше общих моментов в грамматической и семантической системах,большинство калек, образованных в результант«твзаимодействия, относится к первой группе /особенно это касается структурно-семантических калек/, в то время как большинство калек,образованных в результате взаимодействия неродственных языков,принадлежит ко второй группе.

По направлению заимствования кальки можно разделить на: а/прямые, когда прототипом служит иностранное слово илифразеологизм и б/ обратные, когда прототипом является родное слово или фразеологизм.

Обратные кальки – довольно редкое явление. К ним, в частности, относятся переводы фамилий с разных языков на классические. Примеры таких случаев были даны в предыдущей главе.

0, наконец, классифицировать кальки можно с точки зрения объекта заимствования. В этом отношении обращают на себя внимание явления структурно-семантического калькирования, дающего, как и при собственно заимствовании, количественное обогащение словарного состава языка, и семантического калькирования, обогащающего язык качественно.

Данный вопрос нуждается в особенно детальном анализе для раскрытия природы кальки. В нашем последующем изложении эти два вида калек будут рассматриваться в разных разделах.

Семантические калькиВопросы семантики относятся к тем центральным вопросам, на которые должно быть направлено внимание советских лингвистов. Ведь эта область языкознания очень часто становилась и становится даже сейчас ареной псевдонаучных толкований вульгаризаторов марксизма и откровенных идеологов современного империализма. Достаточно вспомнить представителей “нового учения о языке”,представ иг елей “семантической философии” и др.

Углубленной разработке о позиций марксистско-ленинской философии основных теоретических положений этой сложной области должны предшествовать конкретные исследования частных вопросов семантики. Одним из таких вопросов является проблема взаимовлияния языков в области семантики,в частности вопросы семантического калькирования.

Если можно считать кальками заимствование связи морфологических и синтаксических компонентов, то почему не признавать этого по отношени® к заимствованию связи значений?1/ См.: Л.А.Булаховский, Введение в языкознание, изд.2-е исправл., ч.П, Учпедгиз, М., 1954.

2/ См.: Р.А.Будагов, Очерки по языкознанию, йзд-во Акад. наук СССР, М., 1953.

3/ См.; К. Sandfeld, Notes sur les caiques Unguistiques. Festschrift W.Thomsen, Leipzig, 1912.

4/ См.: С.В.Семчинский, Лексические заимствования из русско го и-украинского языков в румынском языке /канд. дисс./, Киев, 1958.

5/ См.: Z.Salzman, The problem of lexical acculturation.International journal of american linguistics. Y.20,No6/ См.: О.Я.Матвеев, Загальнол1нгв1стична характеристика лексичних кальок нгмецькоТ мови. Зб1рн.роб.ас1прант1в романо-германсько? та клас. ф!лолог1т Дьв1вського ордена JleHiHa держ. ун-ту !м. 1в.Франка,Вид.1ьв1вського ун-ту. 1963.

Существование семантических калек не может вызывать сомнений. Но к ним, по нашему мнению, следует относить только такое семантическое заимствование, при котором значение иностранного слова принимает “соответствующее” слово своего языка, т.е. слово, находящееся приблизительно в таких же отношениях с остальными словами данного языка. Мы говорим “приблизительно”, имея в виду максимально близкие к адекватности слова, ибо, как известно, слова одного языка не полностью адекватны словам другого языка. В тех случаях, когда значение иноязычного слова принимает не адекватное ему по значению слово другого языка, можно усматривать только семантическое заимствование. Примером семантического заимствования,не являющегося калькой, может служить приобретение нового значения под влиянием русского слова “вожатый” французским словом “moniteur”, обозначавшим ранее наставника, советчика,инструктора, репетитора. Другим примером является немецкое “Biut-sauger” /пиявка/, приобревшее под влиянием русского “мироед” значение богатых крестьян-собственников, эксплуатирующих бедняков, батраков. Не является калькой и приобретение английским существительным “shirker”, имевшим широкое значение “увиливающий, уклоняющийся /от чего-либо/” значения русского слова “прогульщик”, английским глаголом “adopt” значения русского слова ‘Шефствовать”. Еще одним примером является приобретение французским словом “combing”, имевшим значение химического термина /смесь, соединение/, значения русского слова “комбайн”.

Как видим, частным случаем семантического заимствования, не являющегося калькой, может быть приобретение какого-либо значения, имеющегося у иностранного слова,близкого по материальной форме, но не по значению*^. Речь идет о словах, которые принято называть ложными друзьями переводчика.

Семантические заимствования типа приведенных нами выше j oQoiienm трудно отличить от калек, ибо они,так же как и кальки, приходят в язык непосредственно, хотя говорить о непосредственности в полном смысле слова здесь нет оснований, т.к. закрепление за словом определенного значения обуславливается контекстуальным употреблением.Мы использовали термин “непосредственно” для того, чтобы отличить семантическое калькирование и семантическое заимствование вышеописанного порядка от семантических изменений под влиянием иностранного языка совершенно иного вида, а именно;изменений значений слов, соотносительных с данным словом, заимствованным или претерпевшим изменения под влиянием иностранного языка. во втором случае имеется косвенное влияние иностранного языка, во.тпечд1>щееся например, при заимствова1/ Не смешивать со случаями, когда аналогичны* кроме формы, и некоторые значения! Примерами могут служить английская, немеща§Е, французский и др. семантические кальки, имеющие одинаковую материальную форму с русским прототипом “пионер”, английская семантическая калька с русского языка “mechanization” /рус. “механизация”/. То же можно сказать и о белорусском слове “абагачаць”, приобревшем новое техническое значение по аналогии с русским словом “обогащать”, имеющим такую же материальную форму и такое же стержневое значение.нии абсолютного синонима к уже существующему слову,что особенно характерно для условий билингвизма. Примером может служить сужение значения слова “aibus” во французском языке /аиЪе – рассвет/, явившееся результатом заимствования слова франкского происхождения “Ъ1апс” /белый/.”Другим случаем влияния на семантику данного языка со стороны другого косвенным путем является приобретение нового значения словами, производными от слова, получившего новое значение по образцу иностранного. Так, приобретение английским словом “conscious” нового значения под влиянием русского “сознательный” происходило более или менее непосредственно, а приобретение этого нового значения словом “consciousness” произошло косвенным путем, а именно: под влиянием своего слова “conscious”.

Не следует также смешивать с семантическими кальками структурно-семантические кальки, фонетически тождественные какой-либо единице калькирующего языка. Во втором случае мы имеем возникновение омонимии. Например, русская калька с немецкого “выглядеть” – иметьвид, производить впечатление своим видом / *- нем.”аиз-sehen”/ совпадает по форме с русским словом со значением “высмотреть”, “найти”. То же можно сказать о русской кальке с французского “влияние” – воздействие/ с- фр. “influence”/ и омонимичном ему русском слове со значением “впадение”. Надо помнить, что семантические кальки являются чисто семантическими заимствованиями, без заимствования материальной формы иноязычного слова, без копировки морфологической структуры иноязычной модели. Иными словами, это свои слова, имеющие заимствованное значение.

И, наконец, следует отличать семантические кальки от новых значений, возникших в результате естественного развития семантики слов без всякого иноязычного влияния. Примером может служить возникновение аналогичныхметафор в немецком и ирландском языках для передачи зна1/чения “нравиться” ‘. При семантическом же калькировании в возникновении нового значения того или иного слова определенную роль играет влияние другого языка.

Критериями выделения семантических кален являются прежде всего: 1/ наличие одинаковой связи значений в соответствующих словах, 2/ тот факт, что новое значение2/слова отображает новое для данного языка понятие.

Возникновение семантических калек,как и вообще новых значений слов, является результатом возросших потребностей общения.

1/ См.: J^Yendryes, Ъе Langage (introduction linguistique £ l’histoire), La Renaissance du Livre 78,Boulevard Saint-Michel, Paris, 1921. 2/ О дополнительных критериях, применимых и по отношению к структурыо-семамТЕческим калькам, см. ыа стр. ЦБ»- 102 Семантические кальки., подобно фразеологическим структурно-семантическим калькам, часто образуются в условияхбилингвизма, что нам представляется совершенно закономерным. Ведь у двуязычных народов одному понятию соответствуют дза звуковых представления. А так как распределение семантической нагрузки между словами одного языка отлетается от её рас предах съкл: в :,pv?o::, то, вне сми&ишй, в данных условиях легко происходят изменения в первоначальном содержании слов.

Приобретение новых значений по аналогии с иноязычным® прототипами особенно свойственно словам, относящемся к наиболее употребительной лексике, так как они обладают наибольший! возможностями развития своего семантического объёма, украинские слова “збагачувати” в значении технического термина, “вартхсть* в значении экономического термина – семантические кальки русских слов “обога-iia^b” “стоимость” – явдяюшея словами, относящемуся к наиболее употребительной лексике украинского языка. То же можно сказать об английских словах } “Eas/”,”far. rise” “Cr&ll&nt” } приобравшим новые значения под влиянием русских слов “кулак” “восток” “восход”, “Отважная”.

Нельзя согласиться с мнением 0.В. Арнольда, полагающего, щ.’0 приобретенное путём калькирования новое значениеУслова “не является органическим развитием его смысла”.

1/ Арнольд, русская лексика в словарном составе литературного французского языка /канд. дксс./, Ленинград, 1964, стр. 190.

101 Такая трактовка данного вопроса необоснованно преувеличивает влияние извне. Не следует забывать, что при всех видах калькирования в процессе создания нового слова, словосочетания или значения калькирующий язык играет далеко не пассивную роль. В данном случае реализуются потенции, заложенные в существующем значении слова.

Значение, появившееся в результате калькирования,обычно легко прививается в слове, так как оно тесно связано с основным и другими значениями этого слова. Ведь семантическое калькирование происходит при наличии точек соприкосновения в своем и иноязычном слове,в основном при наличии сов-w падения основного, номинативного значения слова калькирующего языка с основным, номинативным значением слова-модели.

Случаи, когда происходит семантическое калькирование при наличии лишь общего второстепенного значения,встречаются редко. Примером подобной кальки является заимствование молдавским словом “ынвоялэ”, основным значением которого является “позволение”, “согласие”,значений русского слова “условие” при общем второстепенном значении “договорное условие”, “договор”.

Примеров же семантических калек при наличии совпадения основного значения можно привести множество.Приведенная нами выше английская калька с русского языка “ga^1 и ее прототип “в^етож ” имеют одинаковое прямое значение ©тороны «вета. Одинаковы номинативные значения английского слова “competition” и русского “соревнование”, что послужило основой для приобретения английским словом значения трудового соревнования свободных от эксплуатации людей. Русское слово “трогать” по аналогии с французским “toucher” приобрело знаг-чения “вызывать сочувствие”, “приводить в умиление”,а русское “плоский” приобрело по аналогии с французским “plat” значение “банальный”, “пошлый”. Основой для заимствования русским словом “трогать” переносного значения французского прототипа явилось их общее прямое значение “прикасаться”, а для заимствования нового значения словом “плоский”-“ровный, гладкий”. Русские слова “левый” /в значении “революционный”/ и “правый” /в значении “консервативный”/ были скалькированы в начале 19-го века с соответствующих французских слов “gauche” и “droit”. Основой для калькирования послужили одинаковые основные значения, выражавшие направление.

В большинстве случаев это основное, номинативное значение носит конкретный характер, а заимствуемые значения -отвлеченный, общий характер. Так, значение, приобретенное английским словом “corner” по аналогии с русским “уголок” /как, например, В сочетаниях “Red Corner”,”Lenin Corner”/, носит, несомненно, более отвлеченный характер, чем номинативное значение этого слова: встречное место двух сходящихся линий или поверхностей. Первоначальное значение осетинского слова “боерзонд” – большой или далекий в направлении снизу вверх – носит более конкретный характер, чем значения, приобретенные этим словом по аналогии с русским “высокий” /как, например, в выражениях: “боерзонд хъуыдытое” – высокие мысли, “боерзонд хороерзад” – высокий урожай,”боерзонд тынгад” – высокое напряжение и т.п./. Более абстрактные значения ло аналогии с русским словом “широкий” приобрело и осетинское “уоероех”. Таким же образом русское слово “тонкий”в свое время приобрело по аналогии с французским “fin” более абстрактные значения /как, например, в выражениях “тонкий ум”, “тонкий слух”, “тонкий вкус”/. Татарское слово “мирас”, первоначально обозначавшее имущество, оставленное по наследству, приобрело по аналогии с русским словом “наследство” значение культурного, литературного и т.п. наследства. Отвлеченные значения по аналогии с русскими словами приобрели татарские слова “бурыч” / -«-рус. “долг”/, первоначально обозначавшее денежный долг, “байлык” /<*- рус.”богатство”/, первоначально имевшее значение богатства в материальном смысле. “Дзоридзавны” на языке коми обозначало “цвести” /о ягодах/. Под влиянием русского языка это слово приобрело значение более отвлеченное: расцветать, процветать, цвести вообще.

Как видно из вышеприведенных примеров, семантическое калькирование ведёт чаще всего к развитию полисемии.

Иногда семантическое калькирование приводит и к появлению омонимов. Хотя языки сопротивляются процессам,ведущим к омонимии, такие явления все же наблюдаются. Так,немв«Ш*Еп-te”,русское “утка” приобрели значение “ложного слуха” по аналогии с французским “canard”. Чешское “z/тек”, польское “zamek” приобрели значение “замок” по аналогии с немецким “SciiloB”. В говоре южных осетин слово “фоерсын” /спрашивать/приобрело новое значение “читать” по аналогии с грузинским “yoiiji/” /спрашивать, читать/. В разговорном осетинском языке “хъоелоео® коенын” приобрело значение “останавливать машину поднятием руки” по аналогии с русским нелитературным “голосовать”. Приобретение английским словом “fist”1/ нового значения социальной прослойки богатых крестьян-собственников, эксплуатирующих бедняков, является также примером образования омонимии. Таким образом, при семантическом калькировании, ведущем к омонимии, перенимаются недостатки других языков /омонимия/^. Кальки, образующие омонимы, с большим трудом входят в заимствующий язык, потому что языки стремятся избегать омонимии. Есть и еще одна причина,по которой такие кальки с трудом уживаются в языке: они не имеют связи со значениями тех слов, омонимами которых являются.

Количество заимствуемых определенным словом значений зависит как от ^потребностей общения народа,.говорящ© -го на данном калькирующем языке, так и от наличия этих значений у иноязычного прототипа.

К семантическим калькам следует относить заимствование дополнительных значений не только словами, но и отдельными морфемами и целыми фразеологизмами. Примерами могутслужить приобретение под влиянием русских префиксов новых1/ Чаще в этом значении употребляется собственно заимствова-. ние “kulak”.

2’При семантическом калькировании омонимия может возникнуть также в связи с тем, что в калькирующем языке нет имеющихся в языке-источнике промежуточных звеньев, позволяющих калькируемому значению восприниматься не как омоним,а т элемент полисемии.значений грузинскими префиксами j J{S) /<- рус.”раз-“/, /4— рус.”пере-“/. Примерами семантических калек фразеологизмов являются англ. “agricultural commune”РУС« “сельскохозяйственная коммуна”/, “Chief Designer” рус, “Главный Конструктор”/, “Little Beetle” /рус. “Козявка”/, • . – “•”■й в отношении морфем, и в отношении фразеологизмов можно говорить не только о калькировании, ведущем к полисемии,но и о калькировании, ведущем к омонимика к, омонимами являются новые и старые значения вышеприведенных грузинских префиксов.Сравните прежнее значение слова “^^уъърРп “/выйти замуж”/ с новым значением расторжения брака,приобретенным в связи с калькированным значением префикса,или словозначившее “разгрузить”,а затем приобревшее в связи с новым значением префикса значение “перегруженный”. В случае семантического калькирования, ведущего к омонимии, образуется новая морфема, слово, фразеологизм; в случае же семантического калькирования, ведущего к полисемии, новых морфем, слов, фразеологизмов не образуется.

Семантическое калькирование ведет к расширению сочетаемости данных слов, к вхождению их в новые еейаа^ические подя.’■. Так, обраеование в ангдЕйеком йзыке семантической кальди*msi№iiin; / руа. “совет”/ яшлось причи-йой вхездения данного вдова в эдёз Ае^*ьтя?4ьс*0$ доле о Файйш словам*,как “bolshevik”, “soviet”, “Russian”, “red”, “revolutionary”, “Marxist”, “Leninist”/’socialist”,”communist” и др. Именно благодаря новому значению данного олова стало возможным сочетание “Councils of Action” /Советы действия/ – название боевой организации английского пролетариата, существовавшей в 20-30-х годах.

Обращает на себя внимание такой интересный факт, иллюстрирующий положение диалектического материализма о взаимосвязи и взаимообусловленности явлений действительности: семантическая калька обычно ложится в основу гнезда производных слов, образуемых путем структурно-семантического калькирования. Так, например, белорусские слова “гурток”, “пад-палле” получили под влиянием соответствующих русских слов “кружок” и “подполье” ноше / значен».- V е kowq – >-РШ они i«tr в состав гак их калек с русского языка, как “гуря>вы”, “гуртковец”, “гуртка^шчына”, “падпольны”, “падполынчык”, “падполъшчыцкГ” и т.д. Украинская семантическая калька с русского слова “гурток” /«-рус. “кружок”/ приняла участие в образовании путем структурно-семантического калькирования с русского языка таких слов, как “гуртк1вець”, “гуртковий”, “гуртк1вщмна”.

Тесная связь структурно-семантического и семантического калькирования проявляется также в том, что семантические кальки слов^ часто являются результатом употребления структурно-семантических калек /фразеологических или лексических калек сложных слов/. Это связано с тем,что в каль1/ Так же можно говорить о семантическом калькировании в отношении морфем, являющихся результатом семантического либо структурно-семантического калькирования слов.кированных сложных словах и устойчивых сочетаниях слова,как правило, выступают в необычных для них значениях.в атш новом значении слово может быть употреблено и в другом словес-у ном окружении. Такое неоднократное употребление приводит к закреплению у слова данного нового значения, т.е. к образованию семантической кальки. Так, английские слова “competition”, “emulation” приобрели новое значение, употребляясь в составе фразеологических калек с русского языка “socialist competition”, “Socialist emulation”/-*- рус. “социалистическое соревнование”/. Затем в новом значении данные слова были употреблены и в других сочетаниях: “labour competition”, “production emulation” и др. Новое значение английского слова “shock” стало возможным благодаря структурно-семантической кальке с русского языка “shock brigade” /иногда “shockbrigade”/*- рус. “ударная бригада”. Позже CHOBOMshock” в своем новом значении стало употребляться в сочетаниях: “shock work”, “shock worker”, “shock brigader”. Английское слово “palace” приобрело новое значение в результате употребления в составе структурно-семантической кальки “palace of Culture” Iрус. “дворец культуры”/, “corner” -структурно-семантической кальки “Red Corner” рус.”красный уголок”/ и т.д. Немецкое слово “Weitbewerb”, имевшее значение конкурса или спортивного соревнования, в новом для него значении трудового соревнования не эксплуатируемых трудящихся начало употребляться в калькированном с русского устойчивом сочетании “sozialistischer Wettbewerb”. В этомже значении слово стало затем употребляться в таких соединениях, как: “die wettbewerbsbedingungen” /условия соревнования/, “der Wettbewerbsteilnehmer” /участник соревнования/, “die Wettbewerbsdurchfuhriing” /проведение соревнования/ и т.п. Первым шагом к семантическому калькированию русского слова “план” на немецкий язык явилась лексическая калька “Уоlkswirtschaftsplan” /рус. “народнохозяйственный план/. Затем слово “Plan” стало употребляться в таких соединениях: “die Planungsaufgaben” /задачи планирования/,”die Wirt-schaftsplanung ” /планирование хозяйства/ и других,закрепив новое значение слова “Plan”. Французское слово “d£passer” приобрело значение “перевыполнить” благодаря употреблению этого давнего французского слова /12 в./ в составе структурно-семантической кальки “rattraper et dlpasser” /«-рус. “догнать и перегнать”/. Новое значение приобрело благодаря употреблению в составе этой структурно-семантической кальки и слово “rattraper” /догнать в достижениях, трудовых успехах/.

Следует заметить, что любая семантическая калька рождается из определенного контекстуального употребления данного слова. Исходным моментом может быть не только устойчивое, но и свободное словосочетание. Соединение в o#w.v.rf• : слов, ранее не соприкасавшихся в речи, естественно, влечет за собой изменение их семантики. Лексические, или фразеологические, связи соединяемых слов обусловлены их больше! или меньше! смысловой- Ill соотеоеидааьташУЗсли расширяется круг лексических связей определенного слова, то расширяется его семантический объем, и, наоборот, если сужается круг лексических связей, то сужается и семантический объем слова. ^Подводя итог вышесказанному, следует подчеркнуть, что семантическое калькирование, как и структурно-семантическое, обогащает язык выразительными средствами. Качественное семантическое обогащение языка проявляется в том, что новые значения имеют преимущественно абстрагирующий, обобщающий характер, что расширяет семантическую емкость калькирующего языка и тем самым дает языку возможность передавать больше значений, т.е. выражать больше понятий,в том числе и отвлеченных.

Структурно-семантические калькиПри структурном или, вернее, структурно-семантическом калькировании заимствуется, помимо значения, “архитектура” иноязьнной модели. Строительный же материал используется свой. Берутся слова и морфологические части слов, уже существующие в составе калькирующего языка, в их взаимодействии с его грамматическим строем. Новым при этом является “.понятие, и характер самого использования материальной оболочки слова, его составных частей”^.

Используя иноязычное, структурно-семантическая каль1/ Р.А.Будагов, К проблеме устойчивых и подвижных элементов в лексике. Известия Акад. наук СССР. Отделение лит-ры и языка, вып. 2, М.-Л., 1951> сто.3 06.собой ,.0 ка тем не менее представляет/слово или выражение, не имеющееся в данном конкретном виде ни в одном языке, т.е. совершенно новое конкретное звучание.

Кальки образуются хотя и по иностранному образцу,но по типам, продуктивным для заимствувщего языка в данный период времени. Этим и объясняется отмеченный Б.Унбегауном факт, что сложные слова легко калькируются в немецком языке, в то время как во французском известно только несколькол /Примеров,вроде “gratte-ciel” “presqu’ile” “3rrif§re-pays” ‘.

При образовании структурно-семантических калек, как и при семантическом калькировании, берется за основу наибо-w лее употребительная лексика калькирующего языка. Так, прикалькировании русских фразеологизмов на английский язык составными элементами часто берутся такие слова английского языка, как “red”: Red October /Красный Октябрь/, Red Army /Красная армия/, Red Guards /Красная гвардия/, Red Navy /Красный флот/, Red sailor /краснофлотец/, Red Corner /красный уголок/, Red Square /Красная площадь/; “work”: shock work /ударная работа/, social work /общественная работа/, stakhanov method of work. /стахановский метод работы/ и т.д. По свидетельству Р.Муллиной, в казахском языке на корневое слово “бас”, относящееся к наиболее употребительной лексике, приходится более 30-40 словообразований, словосочетаний, многие из которых выступают как кальки. Но1/ См.: B.Unbegaun, Le caique dans les langues slaves litte-raires. Revue des etudes slaves, t. XII, fasc. I et II, Paris, 1952, p. 22.- из не следует переоценивать роль наиболее употребительной лексики в образовании калек. Словообразовательная роль данной части словарного состава и, в частности, ее роль в процессе калькирования, несомненно, велика. Однако, следует учитывать словообразовательные потенции остальной лексики, особенно специальной терминомзп^.

Как показали наши наблюдения, чем ближе к нашему времени, тем меньшую роль играет в процессе калькирования наиболее употребительная лексика, уступая место остальной части словарного состава, в частности специальной терминологии.

Нам хотелось бы остановиться еще на одной стороне структурно-семантических калек. В связи с тем, что значащие единицы одного языка не являются полным соответствием единицам другого языка, при образовании каждой структурно-семантической кальки, кроме заимствования общего значения, происходит еще заимствование значений компонентами данной структурно-семантической кальки.Так,английская структурно-семантическая калька “shock ¥югкез*’не только в целом приобрела значение русского слова “ударник”, но и ее компонент “shock” был употреблен при этом в новом для него значении. Приобразовании немецкой структурно-семантической кальки “Laientstigkeit” не только все слово в целом получило зна-w чение русского “самодеятельность”, но и компонент этой кальки “Laie”, обозначавший обычно “профад”,”дилетант”,получилновый оттенок значения. Именно это явление и обуславливает тот факт, что образование структурно-семантических калек часто служит первым этапом в образовании семантических калекЧ Не всегда это приобретение новых значений, новых оттенков значений компонентами структурно-семантической кальки бросается в глаза, является легко ощутимым, как в вышеприведенных примерах. Именно это и послужило причиной выделения некоторыми языковедами так называемых “двойных калек”. Двойная калька- это нечто иное как структурно-семантическая калька с ярко выраженным заимствованием семантики какого-либо ее. В слабо выраженной форме, по нашемумнению, это явление имеется при образовании любой структурно -семантической кальки.

Остановимся теперь на критериях выделения структурносемантических калек. Как мы уже говорили, установить фактфакткалькирования труднее, чем собственно заимствования. Ведь мы лишаемся такого существенного критерия как внешняя, зву– новая форма слов и фразеологизмов. Остается значение и структура.

Что касается структурного критерия, то следует учесть, что при калькфовании используются чаще всего приемы словообразования и сочетания слов, продуктивные в данный момент в калькирующем языке, что затрудняет различение конвергентных образований и калек. Только ш» “/.от^г.: эел.неологизма® образованны* по типам, нехарактерным 1/ См.: 108 стр. данной работы.для данного языка, мы шжем опираться на данный критерий v<-Jкак более достоверный, Но дело в том, что такие случаи очень редки. К тому же кальки, образованные таким способом, чаще всего оказываются нежизнеспособными и выпадают из языка.о^швдад у кроме структурной стороны слова или устойчивого сочетания}надо учитывать как семантику всего целого, tm и. оедеантику »его компонентов.

Но достаточно ли етруктурнрго и семантического совпадения, чтобы с достоверностью говорить о факте калькирования? Нет. Совпадение типов словообразования, структуры и значения не говорит еще о факте калькирования, а лишь о возможности такого факта. Одинаковые по строению и семантике слова и фразеологизмы могут возникнуть независимо друг от друга /как, например, французский глагол “comprendre” и -Дониматьи/. Следовательно, кроме названных критериев, надо учитывать социально-экономические условия, связи носителей данных языков, время образования предашжшмй»кальки„и ее прототипа и т.п. Почему, например, сочетания “collective farm”, “Communist labour team”, “State Economic Council” мы считаем кальками с русского языка? Потому что известно, > что у англичан не было необходимости образовывать эти слтххшаь ниясамостоят ельно. Они были созданы для обозначения Р§ш,-жий советской действительности – колхоза, бригады коммунистического труда, Госэкономсовета.

Структурно-семантические кальки прежде всего можноразделить на лексические /словообразовательные/ и фразеоло1 /коТв”е1шш”указателем источника калькирования является параллельное заимствование в иностранном материальной Форме.напр.: англ.ЗРалзд-С^су” – “а.9го&ого<х” / рус.”агрогород”/.Данный критерии выявлений калек” пригоден в первую очёуьд* ^ля языков т-хоииалыю отдалённых народов, так как при других видах кою&ак тированкя языков лексические единицы нередко заимствуются приналичии “своих” средств передачи данного понятия.гические /фразообразовательные/.а/ Дексичеекие калькиЛексические кальки заимствуют значение и способ словообразования. При этом используются морфемы, уже существующие в калькирующем языке.

В большинстве случаев лексические кальки возникают на книжной почве. Непроизводные слова и слова с неясной структурой, функционирующие как непроизводные, структурно-семантических калек не образуют.

К производным словам следует отнести слова, образованные по типам морфологического словообразования: суффиксальные, префиксальные, суффиксально-префиксальные образования. Примерами суффиксального образования слов путем калькирования являются: литовское “linksminS /от белорусского слова “веселка” – радуга/, английское “populist” /от русского “народник”/, английское “Decembrist” /от русского “декабрист”/, английское “springieatioa”, “vernalization” /от русского “яровизация”/, русское “числитель” /от латинского “numerator^русское “трогательный” /от французского “toucbant”/,русское “целостность” /от немецкого “Ganzheit”/, немецкое “StoBler” /от русского “ударник”/, немецкое “Planer” /от русского “плановик”/. Примером префиксального образования слова является украинское слово “недолш” /калькас русского “недочет”. Примером суффиксально-префиксального образования путем калькирования является калькированное на разные языки русское слово “перевыполнение” англ. “overfulfilment”, нем. “ftbererfiillung”, швед, “overfyllande”. Другими примерами калек, образованных по типу суффиксально-префиксального словообразования являются: русское слово “подразделение” /калька французского слова “subdivision”/, английское “depersonalization”, немецкое “Entpersonlichung”, /кальки русского слова “обезличка”/, русское слово “сосредоточить” /калька французского сдова “comcentrer”/, английское “overseer” /калька немецкого слова “Oberseher”/.

Появлению калек аббревиатур, естественно, должно предшествовать калькирование соответствующих слов в развернутом виде. Иными словами, это как бы вторичное заимствование. Первоначальной формой калькирования может быть только расшифровка компонентов аббревиатуры типа рус. “профорг” нем. “Gewerkschaftsorganisator”.

Не совсем убедительной представляется точка зрения Н.И.Крюковского, считающего, что в случаях, когда калькируется целое гнездо сложных слов, последующие после первой кальки слова образованы по типам морфологического словосло-— жения. Так, например, он считает, что кальки таких русскихслов как “доброволец”, “добровольный”, “добровольность” /белор. “добраахвотна”, “добраахвотнщк!”, “добраахвотнщ-тва”/ образованы морфологическим способом по причине наличия в белорусском языке слова “добраахвотна” – кальки1 /русского “добровольно” ‘.Более вероятным нам представляется такой способ калькирования, при котором все элементы прототипа передавались отдельно, а наличие в белорусском языке кальки “добраахвотна” лишь помогло выбору соответствующих компонентов. В пользу синтаксического типа словообразования говорит то обстоятельство, что слова одного гнезда,как правило, калькируются сразу же одно за другим,а потому первая из образовавшихся калек не успевает ассимилироваться в такой степэд> чтобы участвовать в процессахw 1/ См.: H.I.Крукоуск1, Роля рускай новы ва |Яагачэнн1 лекciKi сучаснай беларускай Л1таратурнай мовы /канд.дысер-тацыя/, Mihck, 195b, стр. 200.словообразования, в том числе и калькирования.

Из вышеприведенных примеров видно, что лексическая структурно-семантическая калька или, как ее еще можно назвать, словообразовательная калька представляет собой не заимствование слова в его иноязычной материальной форме, а заимствование словообразовательной модели и значения.

В разделе “Определение кальки” мы уже говорили о наличии в кальках больших или меньших отклонений от структуры прототипа, обусловленных различием в структуре языков.

1/w • v ш.’.ifyXfjv: ‘ делит словарные кальки по принципу точности калькирования значений составных элементов слов, служащих моделью для калькирования, на следующие группы:1. Слова, в которых каждый элемент передан эквивалентом, как, например, HT.”biscotto” —> фр» “biscuit”, нем. “Zwieback”, серб, “dvopek”; нем. “tTberme&sch”—* фр. “surhomme”, рус. “сверхчеловек”; фр. “demi-monde” HeM/’Halbweltf’pyc. “полусвет”; рус. “ввинчивать”-* молдавское “а ыншуруба”;рус. “увековечить”—* молд, “а ынвешничи”; рус. “перевыполнить” -*молд. “а супраымшшни”; рус. “переживать” молд.”а рет-рэи”; рус. “благосостояние” -ч* молд. “бун&старе”;рус. “благоустройство”—> молд. “бунэорэндуире”.

2. Слова, составные части которых переводятся свободно: рус. “безопасность” молд. “непримеждуире”, рус. “беспартийность”-» молд. “непартидитате”, лат. “poeninsula” нем.

1/ См.: Л.И.Лухт, Роль русского языка в развитии словарного состава современного литературного молдавского языка /канд.дисс./, Ин-т языкознания АН СССР,Ленинград,1952.”Halbinsel”, слав. “полуоСТровь”.

3. Слово переводится только наполовину: ст.-слав. “також-дер е” -> МОЛД. “ашиждеря” J Фр. “repeter” рум. “а гере-ti”; рус. “полукустарный” -»• молд. “семикустарник”;рус. “полуменьшевистский” молд. “семименьшевик”.б/ Фразеологические калькиК структурно-семантическим калькам, кроме лексических, следует отнести и фразеологические кальки. При фразеологическом калькировании заимствуются, кроме значения, способы сочетания слов. Фразеологическое калькирование приводит к образованию нового фразеологизма в языке.

Нельзя согласиться с термином “калька калька”, который дает Р.Муллина калькам-сочетаниям /по нашей терминологии – фразеологическим калькам/^. Ведь перед нами не только копирование отдельных компонентов, но, в первую очередь, способа их сочетания между собой.

Структурно-семантические кальки в области фразеологии, подобно семантическим калькам, помимо литературного1/ См.: Р.Муллина, К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке. Ученые записки Казахского Государственного Университета им. С.М.Кирова, том XIX, Язык и литература. Издательство АН Казахской ССР, Алма-Ата, 1955.источника /роль которого все возрастает/, часто возникают на почве разговорного билингвизма.

Примерами фразеологических калек могут служить: киргиз., “Кайырмакка тушуру^ мс рус. “поймать на удочку”, киргиз;. “Аюу кызматы” с рус. “медвежья услуга”, кир-:. • гиь. “Дениз тизебизден” с рус. “море по колено”, узбек, “тинчлик тарафдори” с рус. “сторонник мира”, узбек, “дошлое;, хужалик илгорлари” с рус. “передовики сельского хозяйства”, армян “andhanur lezu gatnel’c рус. “найти об-шдй язык”, узбек, “тан бермой” с пер си д. “тан дадан”, англ. ” kill the time” с нем. “Zeit totschlagen”, англ.”socialist realism” с рус, : ‘Ъоцралистический реализм”, англ Jhl&*phndm:. shiiw ” с рус.”^гсшажичаек&я межпланетная сфодш “> англ. “periodic law” с рус. “периодический закон”, англ. “dictatorship of the proletariat” с нем. “Diktatur des Proletariats”, рус. “отец семейства” с лат. “pater familias”, рус. “сломать лед” С фр. “rompre la glace”, осетин, “авд царм растигъын” с рус. “семь шкур сдирать”, осетин. “фзсрстэе аныхын” с рус. “почесать бока”, азербайдж,. “халг тэсэрруфаты” с рус. “народное хозяйство”, азербайдж, “шэргф нишаны” с рус. “знак почета”, азербайдж* *гыък гъЯръмани* с рус. “герой труда”, нем*.-.: : “Immer bereit!” с рус. “Всегда готов!”, ие$$» “ein Palast der Wissenschaft” с рус. “Дворец науки”, фр. “brigade de choc” с рус. “ударная бригада” и т.д.- 124 Фразеологические кальки можно разделить на фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания. Приме рам и могут служить следующие английские кальки с французского языка : one fine Лу /фразеологическое сочетание/ – в один прекрасный день *ft*r dinnerjmslbre! /фразеологическое единство/ – слишком поздно? Виг/’Уа/?^ а55 /фразеологическое сращение/ – человек, не решающийся сделать выбор.

Труднее всего поддаются калькированию фразеологические сращения, так как их компоненты не выделяются чётко в формальном отношении, что ведёт к затруднениям при членении сращений. Но, с другой стороны, кальки сращений легко вживаются в систему калькировавшего языка, это объясняется следующими моментами. В кальке фразеологического сращения мы сталкиваемся с явлением несоотв&^етв&я синтаксических связей и семантических отношений слов закономерностям, присущим данному языку. В исконных фразеологизмах мы сталкиваемся с явлениями, не отвечающими живым нормам этого языка, иными словами, в обоих случаях выступает немотнвиров анность с точки зрения настоящего состояния ъгм&е^нногд языка, к тому же кальки фразеологических: сращений обладашт семантической дельностью, что присуще и исконным фразеологизмам данного языка, следовательно-, ничто не выдаёт иноязычного происхождения такой кальки. Эта обстоятельство облегчает вхождение фразеологических сращений в язык, их амшшляцню.

В связи с этим следует уточнить общепринятое в языкознании положение о непереводимости идиом: их переводвозможен, хоть И затруднён,; но при этом имеются определённые- 125 особенности, основным моментом, отличающим перевод идиом от перевода свободных словосочетаний, является то, что в первом случае значение целого заимствуется, а во втором — воспроизводится.

Наблюдая над вальками устойчивых словосочетаний разных языков, мы обратили внимание на такое интересное явление: фразеологические кальки часто отличаются от своих прототипов большей спаянностью компонентов, меньшей мотивированностью сочетания и меньшими возможностями синонимических замен отдельных их частей. Иногда эти различия так велики, что калька и её прототип относятся к разным группам фразеологических единиц. примером может служить английское фразеологическое сращение “ияУег bhe roseм — по секрету, втихомолку, тайком, потихоньку -калька латинского; фразеологического единства rasa”, еслидля древних римлян мотивировка приведенной фразеологической единицы была ясна /роза – символ молчания в древнем Риме/, то для большинства англичан она уже скрыта. Английское языковое сознание в настоящее время воспринимает содержание данного сочетания как нечто условное и произвольною, аналогичное значению ^немотивированного слова”, к тому же здесь имеется полное слияние семантики компонентов. Таким образом, есть достаточно оснований для того, чхобы отнести это устойчивое сочетание английского языка к фразеологическим сражениям.

Отдельную группу фразеологических калек составляютпословицы и поговорки, сюда можно было бы включить и ходячиеязыковые формулы прибаутки и т. д. примерами могут служить : русская калька с немецкогоязыка “нет розы без шипов”/нем. “Keine Rose ohne Dornea”/» английская калька с французского языка “Better late than never” !фр. “mieux vaut tard que jamais”/» английская калька С латинского языка “There is a medium in all things” / лат, “Est modus in rebus”/,киргизские кальки с русского языка “Баш кесилгенден кийин чачы уч^н ыйлабайт”/*- рус.’Снявши голову по волосам не плачут”/,”Эллек аюу душмандан корку-нучтуу”/рус.”Услужливый медведь опаснее врага”/,корейская калька с русского языка “чисигын кваньмэньио,мусигын амныги-да” / рус. “Учение – свет, неучение – тьма”/ и др.

Следует заметить, что при выборе соответствия компоненту прототипа в процессе калькирования речь идет не о соответствии иноязычному слову вообще, а о соответствии в конкретном сочетании, ибо в одном и том же слове одного и того ж® языка в разных контекстах выдвигаются на первый план разные стороны значения. Именно поэтому одно и то же слово одного языка, будучи компонентом разных калек, переводится по-разному. Так, русское слово “Союз” при калькировании на английский язык сочетаний “Союз Советских Социалистических Республик* и “Коммунистический Союз Молодежи” в первом случае передается английским “Union” (Union of Soviet Socialist Republics), а во втором – словом “League” (Young Communist League). Русское слово “дом” при калькировании на английский язык фразеологизма “дом отдыха” передается английским словом “home” (rest home), а при калькировании фразеологизма “дом культуры” – словом “house” (house of cultuВыбор компонентов фразеологической кальки, естественно, связан с ограничениями связей слов, обусловленных внутренними семантическими отношениями языковой системы. Синтаксическую валентность слов, органически связанную со значением, можно проиллюстрировать на примере французской кальки фразеологизма “подвергнуть критике”- soumettre sr la critique. Русский глагол “подвергнуть” также не может свободно сочетаться с любым существительным. Он сочетается лишь с существительными отрицательной семантики: подвергнуть наказанию, насмешкам, критике, опасности, но не благодарности, хвале, ласке, поощрению. Во французском языке глагол “sou-mettre” в данном значении имеет еще более узкую сферу применения :soumettre Suntifmctlon. /подвергнуть операции/,soumettre at l’examen /подвергнуть осмотру/. Для передачи же понятия опасности, рискованности употребляется другой глагол-^’ exposer”j exposer au danger /подвергать опасности/, exposer за vie /подвергать опасности жизнь/.

При образовании фразеологических калек, как и в лек-7, сических кальках, встречаются отклонения от иноязычного образца. Примерами отклонений от структуры иноязычного устойчивого сочетания могут служить: калька французского MLe jeu n*en vaut pas la chandelle” в русском языке /рус. “игра не1/ Правда, выбор слова “home” обусловлен еще одной причиной – естественным стремлением избежать омонимии /rest house – гостиница/.стоит свеч”/, где элемент* “en” как не свойственный русскому языку, остался непереведенным; калька латинского “est modus in rebus” В ЭНГЛИЙСКОМ ЯЗЫК6 /англ, “there is a medium in all tilings”/; калька русского фразеологизма “Шило в мешке не утаишь” в башкирском языке /башк. “Bej капсыкха ят-май”/ и т.д.!Невозможность точной передачи иноязычного фразеологизма при калькировании иногда вызывается иными условиями, иным укладом жизни народа, калькирующего данную фразеологическую единицу. Примерами могут служить следующие английские фразеологические кальки с французского языка, близкие в “описательному переводу” /в них содержится несколько иной образ, чем в их французских прототипах/ :The dog in the manger /букв, “собака В кормушке”/<- фр. “Ъе chien du.jardinier” /букв. “собака СЭДОВ-ника”/,То be on velvet /букв, “находиться на бархате”/^фр. »jouer sur le velours” /букв, “играть на бархате”/,To “buy a pig in a poke /букв, “покупать поросенка В мешке”/ фр, “Acheter chat en poche” /букв, “покупать кота в мешке”/,Т-о laugh in one fs sleeve /букв, “смеяться В руКав”/ фр. “Hire sous cape” /букв, “смеяться ПОД шапкой”/,£о make a mountain out of a molehill /букв, “сделать ГОру ИЗ кротовины”/ фр. “Grossir un neant en mon-. tagne” /букв, “сделать гору из ничего”/,То put the cart before the horse /букв, “ставить телегу впереди лошади”/ Фр. “Mettre la charrue devant les boeuf’s” /букв, “ставить телегу впереди быков”/.”Творческое” отношение к образованию кальки можно встретить и в области лексики.Таковы,например,украинская и румынская кальки английского СЛОЖНОГО СЛОВа “sky-skraper”/yKp.”хмарочос”, рум. Mzgirie-noriM/ – небоскреб.

Наличие фразеологических калек – яркая иллюстрация v тесной связи грамматики и лексической системы языка. Ведь значение устойчивых сочетаний, как и любых словосочетаний вообще, выводится не только из лексического значения компонентов, но и из грамматических связей слов.

Некоторые лингвисты, например;0.В.Арнольд, исходя из того, что словосочетание представляет собой группу слов,свя-занных лексико-семантическими и синтаксическими отношениями, считают, что калька словосочетания является более сложнымлингвистическим фактом, чем калька деривата или сложного 1 /слова ‘. Такое утверждение представляется нам спорным ввиду того, что при калькировании слов также учитываются разнообразные моменты: семантические, словообразовательные и т.д. При этом, если для фра|мда*деташн%: калек существенную роль играет семантика слова в целом, то для словообразовательных калек играет роль и семантика морфем.в/ 0 так называемой “полукальке”Еще К.Сандфельд обратил внимание на слова-кальки, “переведенные только наполовину”с/. я.А. вуяаховеки* I, J- щвцщ&Т:: : ‘■”гшйшко-.”Г-‘ ■”. образования полу1/ См.: О.В.Арнольд, Русская лекеика в словарном составе литературного французского языка /канд.дисс./,Ленинград, 1954, стр.158.

См.: Kr.Sandfeld Jensen, Notes sur les caiques lingui-stiques. Fest.Y.Thomsen,i<W^^>19l2, c*p. 169.

Для передачи понятия,вкладываемого большинством лингвистов в слово “полукалька”, М.А.Хегай употребляет термин7/”неполные кальки” Р.Муллина – “комбинированные соче1/ См.: Я.АЛ>улаховский, Введение в языкознание, Изд.2-е, испр., ч.2, Учпедгиз, М., 1954, стр. 123.

2/ См.: В.В.Акуленко, Влияние современного русского языка, в связи с развитием его словарного состава, на западноевропейские языки /канд.дисс^, Харьков, 1954.

3/ См.: О.В.Арнольд, Русская лексика: в словарном составе литературного французского языка/канд.дисс./, Л.,1954.

4/ См.: Н.М.Шанский, Лексические и фразеологические-кальки в русском языке,|уоекйй язш вгшколе, В.

5/ См.: A. Meillet, La methode comparative en linguistique historique. Oslo, 1925, Р.71»б/ См.: М.Д.Степанова, Словообразование современного немецкого- языка, Мзд-во литературы на иностранных языках, М., 1953, стр.90.

7/ См.: М.А.Хегай, Лексические заимствования из русского языка в корейских переводах /канд.дисс./, Mf^”1Г ? /тания”х/, А.А.Белецкий – “полупереодетые”с/, Т.А.Гуриев о/”кальки-гибриды” или “гибриды”07. Мы полагаем, что термин “гибрид” следовало бы закрепить скорее за самостоятельными /без копировки иноязычной структуры/ образованиями определенного языка, состоящими из этимологически разных компонентов, входящих в состав данного языка, типа русских слов “парусник”, “мастерская” /иноязычная основа русский аффикс/, английского слова “ezardom” – царская система правления /русский корень английский суффикс/. Термин “калька-гибрид” неудачен,7** ^воплощает в себе смешение двух понятий, Термин “неполные кальки” желательно закрепить за образованиями, занимающими промежуточное положение между кальками и описательным переводом. Самым удачным, по всей вероятности, является термин “полукалька”.

Следует заметить, что число настоящих полукалек очень незначительно. Во многих случаях образования, кажущиеся на первый взгляд полукальками, штшш&ш одггеуще*–стшу полными кальками.

1/ См.: Р.Муллина. К вопросу о русских и интернациональных заимствованиях путем калькирования в казахском языке, Ученье записки Казахского Государственного Университета им. С.М.Кирова, том XIГ, Язык и литература, йзд-во АН Казахской ССР, Алма-Ата, 1955»2/ См.: А.А.Белецкий, Об интернационализмах, Науковг записки Ки?вського ун-ту-, т.14, вин. 2, Збгрник ф1лолог1ч-ного факультету, № 8, 1955.

3/ См. Т.А.Гуриев, Влияние русского языка на развитие осетинской лексики в советскую эпоху /канд. дисс./. М., 1954.

О Возьмем для примера английские “полукальки”с русскогоязыка.

В “полукальках” “Russianize” /рус, “русифицировать”/, “Russianization” / рус, “русификация”/,появившихся в английской литературе 19-го – начала 20-го века^непере-веденным”компонентом является корневая часть.Но не переведена ли она на самом деле?Ведь еще в 1538 году проникло в английский язык из русского языка слово “Russian’/nocpедством среднелатинского “Russianus” /.Следовательно,этот корень уже существовал в английском языке к моменту образования приведенных калек,ч При калькировании в конце 19-го – начале 20-го в,русского сочетания “святая Русь”на английский язык /англ. “Holy Russia”/ “непереведенным” оставили слово “Russia”.Но ведь это слово уже существовало в английском языке! Оно было заимствовано из русского языка еще в 1658 году /см. soed/.

При калькировании в 1905 году русского сочетания”Госу-дарственная дума” на английский язык /англ. “state сшш”/”непереведенным” оставили слово “дума”. Однако данное слово можно встретить в английской литературе,относящейся к периоду, предшествующему появлению сочетания “State Duma”1/.Иными словами, слово “дума” было заимствовано из русского языка до момента появления фразеологической кальки “state Duma”.

На первый взгляд иполукалькамиис непервведенной корневой частью ЯВЛЯЮТСЯ английские СЛОВа “kulakdom”, “kulakism” / рус, “кулачество”/. Но ведь слово “kulak” было заимствовано английским языком не позднее 70-х годов 19-го в.

1/ См.,например: The Statesman’s Year-Book.Statistical and Historical Annual of the States of the World for the Year 19C2.5he IMrt^lnthecmual publication, London, 1902, CTp.980.

Оно встречается, например, у Д.Уоллеса /1878 г./.

В калькированном вскоре после революции 1905 г.на английский язык русском сочетаний “Красная гвардия” /англ.”Ней Guard”/ “непереведенным” является интернационализм “Guard”, встречавшийся еще в произведениях В.Шекспира.

В тгатг жирован ил английским языком во второй половине XIX – начале XX вв., многих русских терминов из области науки. были- образованы такие жттщти^ж”forest steppe” или “wooded steppe” / «- рус. “лесостепь”/, “meadow-steppe” / рус.”лугостепь”/.«Непереведен” здесь компонент “steppe” /рус.”степьй/. Но ведь он, по данным, приведенным В.В.Акуленко, был заимствован из русского языка и применялся при описании разных стран еще в 1671 году!^В таких случаях;как калька “Lena shooting” /1912 г./, нет надобности доказывать, что географическое название “Lena” существовало уже в английском языке к моменту калькирования русского сочетания “Ленский расстрел”.

На первый взгляд полукалькой может показаться английский фразеологизм “Great October Socialist Revolution” / рус. “Великая Октябрьская социалистическая революция”/. На лицо как бы перевод первого слова и заимствование остальных. Но обратимся к фактам. Название десятого месяца “ПоЬо-ker” существовало в английском языке задолго до октябрьских 1/ См. D.Muckenzie Wallace, Russia, I, стр. 161.

2/ См.: В.В.Акуленко, Влияние современного русского языка, в связи с развитием его словарного состава, на западноевропейские языки /канд.дисс./, X.,1954,стр.43.событий в России. Оно восходит к латинскому “octo”, что знакак известно,чит “восьмой” /согласно римскому календарю этф/был восьмой месяц года/. К более поздним приобретениям английского языка относится слово “socialist”» Было время, когда этим словом обозначали любого человека, интересующегося социальными вопросами. В значении, близком к современному, правда,нередко искаженном, мы можем встретить это слово в произведениях конца 19 века. Например: “What socialists object to is not capital but the private capitalist (R.T.Ely Polit.Econ.pt. iv, p. 241. (chaut.1889)’.Наконец, слово “revolution”, пришедшее в английский язык из латинского /лат. “revoiutus”/ через посредство древлефранцузского языка, широко употреблялось в английском языке задолго до социалистической революции в России. Например: The captivity produced a revolution in the sentiments of both Jews and Gentiles respecting the true Judaism (D.D.Gregory, Why Four Gospels? p.41 (p. and h. 1880)Наконец, возьмем образование последнего временйСочез!а-корабль-спутник” вошло в употребление в русском языке и нашло отражение в английском в I960 году в связи с событием, имевшим место 15 мая I960 года. В английском сложном слове “sputnik-spaceship” как бы не переведен первый компонент. Но ведь он уже существует в английском языке1/ Пример, как и предыдущий, заимствован из словаря Funk and Wagmalls, New Standard Dictionary of the English language. Punk and Wagnalls Company, New York and London, 1946.с 195? года, когда он был заимствован из русского языка в связи с успешным запуском первых в мире спутников.

Английские слова типа Leninist, Leninite, Leninism, Stakhanovite, Stafchanovism, Miclmrinite, Cheluskini^e,Papa-ninite, Tolstoyan, Manilovism, Oblomovism, Muscovite и т.п. ‘можно • трактоаать • i;,, SfaCK.■ • кальки. } в состав которых входит собственное имя, заимствованное до их образования; собственно заимствования, преобразованные по нормам развития английского языка; образова- ния английского языка – производные от заимствованного собственного имени. Отсутствие точного соответствия в русском языке некоторым английским словам^сак, например, “Stakhano-vism” ;говорит в пользу последнего толкования. Что же касается слова “stormovik”, на спорность трактовки которого уга1 / ?/ зывали еще Г.Ю.Балль ‘ и В.В.Акуленко то нам представляется оно нечем иным, как собственно заимствованием.

Анализ полукалек” других языков дает аналогичные результаты. В белорусских “полукальках” с русского языка “аба-роназдольны”, “богаборнщкг”, “богашуканне”, “авечкавод”, “агульназаводск1” “непереведенными” оказались слова общего по причине родственности языков происхождения: оборона, бог, водить, завод. В белорусских “полукальках” с русского язы1/ См.: Г.Ю.Балль, Влияние русского языка послеоктябрьской эпохи на словарный состав английского языка /канд.дисс./. 1 МГПЙЙЯ, Москва, 1952.

2/ См.:В.В.Акуленко,Влияние современного русского языка, в связи с развитием его словарного соетава,на западноевропейские языки /на материале английского яныка/. Канд. дисс., Харьков, 1954.ка “ват-гадз^на”, “газасховШча”, “бланкападп1сальны”, “агульнаармейск1п, “агульнадэмакратычны” “непереведенными” оказались имевшиеся уже в белорусском языке интернациона-лизмы: ват, газ, бланк, армия, демократ. В украинской “полукальке” с русского языка “колгосп” /рус. “колхоз”/”не-первведенной” частью оказалась интернациональная морфема “кол”, имевшаяся как в русском,так и в украинском языках, в русской “полукальке” е немецкого языка “гуманность”/*- нем. “Humanitat”/ “непереведенным” оказался корень “human”, существовавший уже в русском языке в составе слова “гуманный”. В татарских “полукальках” с русского языка хърэкътюзг*. армия” /<«- рус. “действующая армия”/, ЛЪШМЪН темп” рус. “ускоренные темпы”/,”хэзерлъу пункты” / – рус. “заготовительный пункт”/, “эш стиле” /«- рус. “стиль работы”/, “бик яхшы сыйфат бригадасы” /«- рус. “бригада отличного качества”/, “кургэзмз агитация” Л*- рус.”наглядная агитация”/ “непереведенной” частью являются употреблявшиеся уже в татарском языке интернационализмы: армия^емп, пункт, стиль, бригада, агитация. ц некешгаг ипотгукаяъках*’ с русского. ‘ языка “Arbeitзmethodem” /<*- рус. “методы труда”/, “Kulturhaua” А*- рус. “дом культуры”/, “Geldpramie” /*- рус. “денежная премия”/, “pionierleiter” ! рус. “пионервожатый”/ ийе перведены” интернациональные слова, имевшиеся в немецком языке: метод,культура, премия, пионер, в молдавских “шягукаяь-кет” с wee*oro языка “мештерь5 ай роаделор ынналте” / рус. “мастера высоких урожаев”/,^ “каса де културэ” /<- рус. “дом культуры”/ “непереведенными” оказались имевшиеся уже в молдавском языке интернациональные слова: мастер, культура.

Во всех этих случаях “непереведенной” частью оказывается либо слово, пришедшее в калькирующий язык до момента образования данной кальки,либо общий для обоих языков элемент в силу общего происхождения этих языков. Иными словами, “непереведенная” часть в равной степени может считаться как материальной формой языка-модели, так и материальной формой заимствующего языка. Исходя из этого,есть полное основание предположить, что так называемая “непереведенная”часть является фактически переведенной.

В пользу данного предположения говорит таг фйкт: что передача компонентов слова или фразеологизма по одному принципу представляет собой более последовательный, более упорядоченный процесс.

Мы не исключаем при этом возможности образования полукалек, так как, заимствуясь, слово может первоначально войти в состав устойчивого сочетания с таким же успехом^сак и в состав свободного сочетания.

Дальнейший анализ калек будет проведен на материале конкретных языков: кальк1фовании с русского на английский язык. В этой части работы преследуется цель выявить наиболее продуктивные для английского языка приемы калькирования с русского языка, проследить явления, имеющие место в этой области развития словарного состава современного ан глийского языка, закономерности этих явлений.

Часть П-яКАЛЬКИРОВАНИЕ С РУССКОГО ЯЗЫКА НА АНГЛИЙСКИЙ/К ПОСТАНОВКЕ ВОПРОСА ОБ АНГЛИЙСКИХ КАЛЬКАХ С РУССКОГО ЯЗЫКАЛ.И.Лухт высказывает мысль о том, что калькирование “возможно в связи с воздействием на язык со стороны другого языка, обладающего более развитым словарным составом”1/.

Правильнее было бы добавить: в данной отрасли. Ведь известны случаи, когда язык калькирует определенные слова и фразеологизмы другого языка и в то же время имеет слова и фразеологизмы, служащие моделью для калькирования нгэтот другой язык.

Для большей точности следовало бы также добавить: в данный период времени. Известно, что в конце 18-го – начале 19-го вв. в русский язык вошло много калек с французского языка: влияние фр. “influence”, обстоятельствофр, “circomstance”, предрассудок фр. “prljujl”,развлекать фр. “distraire”, СКЛОННОСТЬ е- фр.”inclination” и др. а во второй четверти 19-го в. с немецкого: выглядеть нем. “aussehen”, исключительный нем, “ausschlis-slich”,мировоззрение нем. “Weltanschauung”, образован® нем. “Bildung”, односторонний нем. “einseitig”, сверх1/ Л.И.Лухт, Роль русского языка в развитии словарного состава современного литературного молдавского языка /канд. дисс,/, Институт языкознания АН СССР,Ленинград, 1952.

2/ Множество примеров русских фразеологических калек с французского языка этого периода приводит В.В.Виноградов в “Очерках по истории русского литературного языка ХУП-Х1Х вв. Учпедгиз, Москва, 1938, стр.163.

Э человек <г- нем. “{Jbermensch”, сознание нем. “Gewissen”,^ саморазвитие <=- нем. “serbstentwickiung”, целостностьнем. “Ganzheit” и др. Но уже в 19-ом веке, в связи о большими успехами русского народа в ршшхаблаетах культуры а еще больше в 20-ом веке в связи с подготовкой к революционному перевороту : и. : онобшш созданием в России впервые в мире нового общественного строя, русский язык служит моделью для калькирования на все языки мира,в том числе и те, которые послужили образцов для образования вышеприведенных слов русского языка.

Огромный авторитет Советского Союза, международное w значение всех преобразований и открытий, имеющих место в нашей стране, обусловливает тот факт, что почти все новообразования русского языка находят отражение в лексике других языков. На все языки мира калькированы такие русские слова и выражения, как “колхоз”, “пятилетка”, “социалистическое соревнование”, “советская власть”, “народная демократия”, “самокритика”, “ударник”, “бригада коммунистического труда”, “мирное сосуществование”, “космический корабль-спутник” и другие, выражающие новые понятия, связанные с новой общественной системой. Еще в 1933 году газета “Правда” писала: “Русский язык является очагом, откуда излучаются и распространяются советские социалистические термины, выражения советских социалистических идей и чувств не только в весь круг братских языков и народов нашего многоязычного государства, но и во все языки мира”*Л Кстати, в этом отноше-1/ F-та “Правда” от 17 октября 1933 г.ю •w йии влияние русского языка отличается от влияния другжязыков. Если другие языки оказывают воздействие на некоторые,в лучшем случае на многие европейские языки, то русский1 /язык оказывает воздействие на все языки мирах/. Это объясняется, главным образом, важностью идей, понятий, идущих из страны с самым передовым в мире общественным строен.

Надо отметить, что большинство русизмов в английском и других западноевропейских языках возникает вместе с заимствованием нового значения.При чем это касается не только калек, которые вообще, как правило, передают новые для данного языкового коллектива понятия,но и собственно заимствоI/ При этом, помимо проникновения русизмов в языки народов Азии, Африки непосредственно из русского языка,наблюдается проникновение их через западноевропейские языки. Так, например, русское слово “большевик” заимствовано языком хинди из английского языка.ваний. Это еще выше подымает роль русского языка в обогащении языков мира.

Остановимся на причинах данного явления. По нашему мнению, они таковы:При непосредственном контакте двух языков, при двуязычии заимствование часто не вызывается настоятельной необходимостью передачи нового понятия,а просто осуществляется замена своего слова чужим, т.е. ослабевает в сознании одна из форм, передающая данное значение. Поэтому, напр им ер, в. период нормааюкого завоевания английский язык заимствовал очень много французских слов без заимствования нового понятия, т.е. заменив свои собственные слова либо прибавив параллельное наименование, для обозяайешя одного и того же поия-< «г***!* ишь в пеяуяьтате последующего развития о б тэая о в автш; * си яотшов ттгюизбша оттаепел^ттаб” цш^еЪеЩйапия их зна*ге*ги*.ттриконтакте же территориально отдаленных языков новое материальное оформление, как правило, сопровождает заимствование понятия. Ведь понятие, как содержание, не может существовать без формы. Иноязычная же материальная форма – самая близкая, самая первая, а потому самая легкая форма для ассоциирования с данным содержанием. Поэтому и происходит заимствование слов территориально отдаленного языка.

Этот факт неразрывно связан с другим – с тем^чрдаяаш большинства заимствованных или калькированныз|едов » фр&тто-гй-змсш У а после революции всех языковых единвц атого типа/ являются неологизмы русского языка.междуСледует обратить внимание на контрасту- семантикй калек с русского языка /большинство которых пришло в западноевропейские языки в советский период времени/ и языков стран капитализма, что связано с различиями двух общественных систем. Если большинство калек с русского языка в языках мира, естественно, отражает мирное строительство в нашей стране, новое отношение к труду, моральные качества нового человека,высокие идеи коммунизма, то кальки, прототипами. кото -рых являются языковые образования капиталистических етран отражают преимущественно отрицательные черты капиталистической системы, как, например,английские кальки с немецкого и французского языков: blood and iron /нем. “Blut und Eisen” – беспощадное применение силы/, Living space /нем. “Lebensraum” – жизненное пространство/,burn the candle at both ends /фр.”Ьгй1ег la chandelle par les deux bouts” – прожигать жизнь/, chevalier of industry /фр. “chevalier d’industrie” -шулер, рыцарь легкой наживы/ и др.

Наблюдения над русизмами в английском языке показали, что,в отличие, например, от латинских, Французских и других слов и фразеологизмов,заимствовавшихся английским языком чаще всего в иностранной материальной форме, русские слова и фразеологизмы, проникающие в английский язык в основном в другоевремя, в других условиях, заимствуются не в форме собственно //заимствований,а в форме калек.”Кроме советских слов, непосредственно заимствуемых разными языками мира в русской языковой форме, еще больше, -пишет акад. З.В.Виноградов, -распространяется по всему миру таких словесных образований,которые служат для обозначения новых предметов и понятий, созданных социалистической1/революцией, и представляют собой кальки” ‘.

Новые условия особенно ощущаются в сфере фразеологизмов, так как слова еще продолжают, хоть и в меньших масштабах, чем раньше, заимствоваться в русской материальной форме Последнее,в частности,касается слов с узкой сферой применения по отношению только к Советскому Союзу,передающих при этом хорошо известные понятия, а также слов, по каким -л ибо причинам не поддающихся калькированию /например, когда калькирование ведет к искажению смысла/.

Исследование английских калек именно с русского языка дает возможность глубже разобраться в природе калькирования,потому что с этого языка их больше,чем с других языков.

Оно также дает возможность представить себе истинные масштабы влияния русского языка на английский.Без учета калькирования о них будет не только не полное,но и искаженное представление, так как этот вид влияния русского языка на английский занимает намного больший удельный в ее, чем’/ собственно заимствование. А иметь представление об истинных масштабах влияния русского языка на английский,о месте русских заимствований в английском языке очень важно. Ведь это языковое влияние – отображение все возрастающего между’инародного влияния идей коммунизма, компартии Советского Союза, успехов нашей науки, культуры.

1/ В.В.Виноградов, Величие и мощь русского языка. Вып.1.

Изд-во “Правда”, 19^, стр.19.

144 Кроме того, изучение вопросов взаимодействия языковразличных систем дает возможность лучше понять внутриязыко-” вые закономерности, отражающие объективные процессы развития определенных языков, что представляет большую научную ценность в связи с изучением объективного характера законов науки.

А между тем не существует специальных работ, посвященных калькированию с’русского языка на английский.Что касается зарубежных лингвистов, то они совсем нежрашвшг вопросов калькирования с русского языка. Даже о заимствованиях в русской материальной форме они говорят лишь вскользьрхваты ^ ваа жри эжом только Дореволюционный период.Так, О.Ф.Эмерсонограничивается такими тремя предложениями: “The one remaining branch of the Indo-European family represented among our borrowed words is the Balto-Slavic. The words from this source are few, however, and they are mostly names easily recognized as foreign. Examples of words originally Balto-Slavic are Czar, drosky, knout, mazurka, polka, ukase, vam-pire”1/. Наши советские языковеды, например, Е.А.Попова2//,Г.К).Балль^, В.В.Акуленко^посвятили свои исследования вли1/ Oliver Farrar Emerson, The History of the English language A.M., Ph.D., New-York: The Macmillan company, London: Macmillan and Co., 1910,стр. 172-173.

92/ См.: Е.А.Попова, Элементы русского языка в: английской лексике /канд.дисс./, М., 1944.

3/ См.: Г.Ю.Балль, Влияние русского языка послеоктябрьской эпохи на словарный состав английского языка /канд.дисс./ I МГПИЙЯ, М., 1952.- 4/ См.: В.В.Акуленко, Влияние современного русского языка,в связи с развитием его словарного состава, на западноевропейские языки /канд.дисс./, Харьков, 1954.гянию русского языка на английский. Но, как правило, в их работах идет речь о собственно заимствованиях. Е.А.Попова совсем не касается калек, Г.Ю.Балль и В.В.Акуленко затрагивают эту тему попутно. Вопроса об английских кальках с русского языка вскользь касается также Н.Н.Амосова в “Этимологических основах словарного состава современного английского 1/языка” ‘.

Из вышеназванных работ следует отметить работу В.В. Акуленко, в которой собран обширный фактический материал. Он представляет особую ценность в связи с тем, что и словарь неологизмов Поля Берга и приложение к словарю Вебстера”^, и к краткому Оксфордскому словарю^,не говоря ужео других зарубежных изданиях, редко, и то с большим опозда-5/нием^ приводят кальки с русского языка, а если и приводят, то не всегда указывают на их источник.* К тому же,руководствуясь своими классовыми интересами, буржуазные лек1/ Издательство литературы на иностранных языках, Москва,2/ Paul Berg, A Dictionary of Hew Words in English, London, 1953.

3/ Webster’s Collegiate Dictionary, ed. 194?.k! The Shorter Oxford English Dictionary on Historical principles, Oxford, 1956.

5/ Так, семантическая калька “shock” рус.”ударный”/ появилась В “The Concise Oxford Dictionary”ТОЛЬКО В 1934 году,хотя она была известна еще во время выпуска предыдущего издания словаря,в 1929 году.Структурно-семантическая калька “vernalization” /<- Dye.”яровизация”/вноситоя в’ раздел новых слов в словаре Уэбстера только в 1947 году, хотя это слово было широко известно еще в начале 40-х годов.сикографы необъективно трактуют ‘ или же совсем избегают трактования того минимума калек с русского языка, которые приводят в словарях, так как большинство этих калек связано с существованием новой общественной системы’ ‘. Мы уже не говорим об ошибках фактического порядка, вызванных недостаточным знанием вопроса. Не полностью освещается данный материал и советскими лексикографами, хотя они проделали значительную работу в этом отношении. К тому же словари, как правило, не фиксируют фразеологизмов,в лучшем случае охватывая лишь некоторые двухкомпонентные сочетания, а, между тем, именно фразеологизмы составляют большинство английских калек с русского языка. В связи с этим диссертация В.В.Акуленко может быть использована как лексикографический материал, хотя он полностью удовлетворить нас не может. В названной работе к калькам причислено1/ Так, например, в “The Concise Oxford Dictionary of Current English” /1929v СТр.1157/, “Union of Soviet Socialist Republics” /Союз Советских Социалистических Республик/ трактуется как революционное правительство России, a “shock worker” /ударник/ трактуется как рабочий. используемый на особенно тяжелой работе /1944,стр. 1501/. Такую же трактовку мы находим, например, в “The Shorter Oxford English Dictionary on Historical Principles /1936, 2, CTp.1876/. The American College Dictionary (Random House, New York, 1959, СТр.1117/ Называет немецкий язык в качестве возможного источника английского слова “shirker” / рус. “прогульщик”/. Естественно, что тот отрицательный оттенок, который имеет слово, обозначающее уклоняющегося от работы, логичнее было бы искать в стране, где труд – дело чести, доблести и геройства.

2/ См. стать®. “How the “Encyclopaedia Britannica” writes about Soviet history. Soviet Hews, London, January,14,1948, стр.3-4.много синтаксических словосочетаний, чем самым автор смешивает словообразование со словоупотреблением.Его трактовка была бы оправдана,если бы автор занимался вопросами перевода, а не словообразования.Й тому же со времени написания диссертации произошли определенные изменения в лексическом составе английского языка,что такае вызывает необходимость доготитетдах исследований для сбора самого дактич ее кого ма -териала,намиБ числа использованной с этой целью литературы следует назвать английские,американские,канадские,индийские периодические издания; йсторЕческую,политическую,публицистиче -скую, научную, художественную литературу на английском языке. Предпочтение отдавалось прогрессивной литературе, так как именно в ней больше всего уделяется внимания со -ветской стране, и при этом ставится цель правильно осве -щать события,происходящие в ней. Это,в первую очередь, ежедневный орган Британской Коммунистической партии ” Daily Workerи /”Рабочая ежедневная газета”/ и его предшаотвен -ник и: газеты “The Worker^’ Dreadnought” /”Рабочий боевой.т /листок”/, “The Workers’ |*ife и /”Рабочая жизнь”/ журнал “Labour Monthly ” /”Рабочий ежемесячник”/»американская газета * The Worker п /”Рабочий”/,канадская газета “Pacific Tribune w /”Трибуна пацифиста”/ и т.д.I/ Газета “Дейли Уоркер” (“Daily Worker”) начала выходить с 1930 года.

Следует подчеркнуть, что, анализируя английские кальки с русского языка, мы не ставим перед собой задачу лексикографического характера /собрать все случаи калькирования русских слов и фразеологизмов/. Наша задача – проникнуть в природу такой кальки, понять суть этого явления. Собранный нами фактический материал – это не цель,а средство, помогающее разобраться в самом явлении калькирования.

2. ПЕРИОДИЗАЦИЯ КАЛЬКИРОВАНИЯ С РУССКОГО ЯЗЫКА НА АНГЛИЙСКИЙИзвестно, что законы развития языка можно понять лишь изучая их в тесной связи с историей народа – творца этого языка. Изучение исторических причин возникновения определенных калек поможет лучше понять.юс–, характер, и меедю.- в общем потоке заимствований из русского языка в английский,В связи с тем, что в большинстве работ, затрагивавших кальки, авторы /напр., В.В.Акуленко/ уделяли основное внимание историческим причинам возникновения всевозможных влияний, мы позволим себе лишь жратце остановиться на этом вопросе.

Начало влияния русского языка на английский большинство языковедов датирует ХУ1 веком, когда начали развиваться непосредственные политические и торговые сношения Англии и России. В.В.Акуленко относит его к значительно более раннему периоду – IХ-Х1 векам, когда Киевская Русь, достигнув силы и могущества, становится страной, иавестЗФй в Европе^ В это время русизмы проникали в английский язык, как правило, через посредство скандинавских языков /и притом устным путем/. Но все английские слова, появившиеся под влиянием русского языка в раннр период времени, представляют собой заимствования в русской материальной форме. Кальки начали появляться в заметном количестве только с 60-х годов XIXвека.

Правда, еще до этого времени появлялись в английском языке под влиянием русского языка такие сочетания как “Muscovy company” / рус. “Московская Компания”/ – название ведущей торговлю с англичанами компании, организованной в царствование Елизаветы; “Russian Empire” • / рус, “Русская империя”/ – название русского государства, провозглашенное Петром 1 в ХУШ веке, но пришедшее в английский язык с некоторым опозданием в связи с тем, что европейская дипломатия не сразу признала этот акт. Слова “Muscovy” и “Russian” были заимствованы из русского языка английским задолго до появления вышеприведенных сочетаний. Слово “Muscovy” /Московия/ проникло в английский язык скорее всего через посредство французского “Muscovie” в 1573 году. Заимствование слова “Russian” /русский/ словари относят к 1538 году, “Company” – слово романского происхождения – существовало в английском языке еще в среднеанглийский период1/(НБ compaignie) ‘. Слово “Empire” также романского происхождения и тоже существовало в английском языке еще в? /среднеанглийский период ‘. Как видим, все компоненты приведенных сочетаний существовали в английском языке до появления самих сочетаний. Существовал в нем и такой способ выражения атрибутивных отношений. Иными словами, есть основания усматривать здесь явления калькирования. С другой стороны,1/ См.: The American College Dictionary,Random House,Hew York, 1959ftp* 245.

2/ См.: там же, стр.394.

О нельзя отрицать в.этих образованиях и признаков заимствований, приспособленных к системе английского языка.

Сочетание же “Ivan the Terrible” /или “the Dread”/ рус. “Иван Грозный”, появившееся в английском языке в ХУШ веке в связи с первыми переводами на английский язык литературы по русской истории, вне сомнений, относится к калькам, так как значение слова “Грозный” не передано в русской материальной форме. Можно назвать и ряд других калек, относящихся к данному периоду, например, “the Little Father” рус* “царь-батюшка”, “Holy Russia” рус. “святая Русь” – фразеологизмы, отражающие политический строй царской империи; “Old Believer” рус. “старовер” – фразеологизм, отражающий религиозные убеждения того времени.

В XIX веке калькируются на английский язык образования русского языка, отражающие основные направления русской общественной мысли 40-50 годов. Например: рус. “западничество” англ. “Occidentophilism”, рус. “западник” англ. “Occidentophile”, “occidentaliat”, “westernizer”.

С Крымской войной связано появление в Британской армии структурно-семантической кальки “Balaclava helmet” / рус. “балаклавский шлем”/ – названия шерстяной накидки на голову и плечи.

Из числа калек, отражающих первый этап русского революционного движения, можно назвать образованное в первой половине XIX века слово “Decembrist”, передающее наравне с собственно заимствованием “Dekabrist” русское слово “декабрист”, образованное от латинского корня.

Период до 60-х годов XIX века, когда преимущественной формой влияния русского языка на английский были собственно заимствования и наблюдалось лишь спорадическое появление отдельных калек, прототипами которых служили рус-w ские лексические единицы, мы считаем первым периодом калькирования с русского языка.

Второй период калькирования с русского языка на английский охватывает промежуток с 60-х годов XIX века до 1917 года. В это время русский народ представлял собой уже сложившуюся нацию эпохи капитализма,а русский язык – сформировавшийся современный русский язык. Этот период является новым этапом в изучении русского языка в Англии, что связано с большими достижениями русского народа в области науки,и культуры. Большинство калек этого периода имеет своими проV”тотипами новообразования русского языка, быстро обогащающегося в области политической, социально-экономической иштшшу-ной терминологии. Многие кальки этого периода носят интернациональный характер.

Типичными для данного периода кальками являются слова и фразеологизмы, отражающие разночинский и пролетарский>2 периоды русского революционного движения. Так, еще в XIXвеке появляется в английском языке,наряду с собственно заимствованием “Narodism” /реже “narodnitchestvo”/; калька “Populism (populism)” рус» “народничество”. В этот же период появляется лексическая калька “populist” /иногда “Russian рориiist”/1^,наряду с собственно заимствованием “narodnik” /рус. “народник”/, и фразеологическая калька “to go in among the people” / рус. “идти в народ”/, наряду с заимствованием в русской материальной форме “idti v narod”.

Калькированы на английский язык образования русской лексики 70-х гг., связанные с деятельностью народнических организаций: “Land and Liberty” /иногда “Land and Freedom”/ ^ рус. “Земля и воляЛ’ наряду с собственно заимствованием “Zemlya i Volya”; “Peopled Will” / ^ рус.”Народная воля”^/}наряду с собственно заимствованием “Narodnaya Volya”; “Black Partition” /иногда “Black Redistribution”/рус. “Черный передел”;наряду с собственно заимствованием “Gherny Peredel”.

На английский язык калькируются названия организовавшихся в России рабочих союзов: South Russian Workers’1/ Элемент описательного перевода “Russian”, по нашему мнению,введен со смыслоразличительной целью: калька с русского языка “populist” / <- рус. “народник^/ окааалась омонимичной.mwwv е-яоя? со паоти*2/ Данное понятие иногда передается в английском языке лаль-Kof е элементом. опие ательного перевода Wai гопш!. .Union” 4- “Южнороссийский СОЮЗ рабочих”, ni – Northern Union of Russian Workers” “Северный союз русских рабочих” и первых марксистских организаций: “Emancipation of Labour” “Освобождение труда”, “League of Struggle for the Emancipation of the Working Class” “Союз борьбы за освобождение рабочего класса”. Данной форме предшествовали другие: “Union of Struggle for the Emancipation of the Working Classes”, “League for the Liberation of the Working Classes”. Параллельно с ней употреблялись иногдаNUnion for the Struggle and Emancipation of the Working Class”, •’Fighting Association for the Liberation of the WorkingClass”. $ еейчас мы не можем считать приведенную вначале форму единственно возможной для передачи русского “Союза борьбы за освобождение рабочего класса”. Русская сокращенная форма этого названия “Союз борьбы” передается в английском языке калькой “League of Struggle”.

Вслед за русским сочетанием “русская революция” появляется в английском языке сочетание “Russian revolution” относившеесяпетошлщ. к буржуазно-демократической революции 1905 года. Данное образование можно рассматривать и как кальку, и как собственно заимствование, преобразованное по внутренним законам развития заимствующего языка.Первая трактовка представляется нам более убедительной.

К калькам этого периода, отображающим историю русского революционного движения, можно отнести сочетания: Obu-khov defence / рус. “Обуховская оборона”/. Bloody Sunday / «е- рус, “Кровавое воскресенье”/, Red Guard /*-рус.w “Красная гвардия”/.

Кальки русских слов и выражений конца XIX – начала XX вв. отображают также жестокую расправу царизма с революционерами: Black Hundred / рус. “черная сотня”/, stolypin necktie / рус* “столыпинский галстук”/; контрреволюцию на идеологическом фронте: god-seeker рус. “богоискатель”/, god-builder йли god-creator / рус. “богостроитель”/, god-creatios. /« рус. “богостроительство”/.

Что касается русской общественно-политической термиw нологии дореволюционного периода, послужившей прототипомдля английских слов и выражений, то следует сказать, что ее можно разделить на две группы: 1/ официальная политическая терминология и 2/ терминология революционной теории и практики. Темпы заимствования различных новообразований русской социально-политической лексики дооктябрьского периода и их устойчивость в английской* языке различны в отношении разных групп таких новообразований. Официальная терминология царского государственного управления,употреблявшаяся в легальной печати, в отличие от второй группы ютше-ваэтг?,естественно, находила отражение в английском языке вскоре после своего возникновения. Но в силу того, что она отражала уходящие из жизни понятия, существование ее было недолгим. ■•’.■”<Что же касается второй группы общественно-политической терминологии, а именно: терминологии революционной теории и практики—то многие относящиеся сюда слова и сочетания слов пришли в языки Запада, в том чисде и английский,только после Октября, т.к. нелегальное положение не давало возможности широкого распространения ее даже в самом русском языке, и к тому же истинное значение революционной борьбы в России стало понятным в других странах только после победы Великой Октябрьской социалистической революции.

Примером калек этого периода из области искусства является “Mighty Five” / рус* “Могучая кучка”/, наряду с описательным переводом “Big Five”.

Третьим периодом образования калек в английском языке по образцу ясских слов и выражений является советская эпоха. Это время построения социализма и строительства коммунизма в Советском Союзе, время, когда русский народ представляет собой русскую социалистическую нацию.

Рядом своих особенностей этот период связывается со вторым.

Так, тенденция образования калек, моделями которых являются новообразования самого русского языка,восходит своими корнями еще ко второй половине XIX – началу XX веков. Полное же развитие она получила в советский период» Все кальки этого периода имеют своими прототипами исключительно новообразования русского языка» 1/ Термин А.М.Бутлерова.

2/ В честь В.В.Марковникова./2/ Третий период связывает со вторым еще и тот факт, что новые словообразовательные модели русского языка,получившие развитие в советскую эпоху, начали появляться еще во втором периоде.

Уже во втором периоде кальки постепенно становятся преобладающим типом передачи русских слов и выражений.

Эти два периода связывает также то, что ряд калек, образованных в английском языке после Великой Октябрьской социалистической революции./особенно кальки первого этапа советского пер иода’, имеет своими прототипами новообразования русского языка дооктябрьского периода. Это объясняется тем, что русская терминология марксизма-ленинизма, партийного строительства КПСС употреблялась преимущественно в нелегальной и полулегальной литературе, что и обусловило тот факт,• -Г1.что аитеиг^екие кальки соответствующих пусских тешиновполучили широкое распространение, приобрели подлинно интернациональный характер только в советскую эпохуспособствовало образование в зарубежных странах коммунистических и рабочих партий, изучающих и применяющих марксистско-ленинскую теорию, опыт КПСС. Примерами могут служить семантические кальки; cadres /рус. “кадры”/, cell /рус, “ячейка”/, imperialism /*- рус, “империализм”/; структурно-семантические кальки; self-criticism / рус* “самокритика””/, poor peasant /рус. “бедняк”/,middle peasant / рус. “середняк”/ и т.д. Уже в советскую эпоху получили широкое распространение и неновые термины естественных наук, образованные в дореволюционный период. Это касается терминов И.В.Мичурина, многих терминов В.В. Докучаева и др. Такими терминами из области почвоведения являются, например, soil-farming process / руС. “почвообразовательный процесс”/, black earth / ^ рус.”чернозем”/ и т.д.

Третий период связывает со вторым и то обстоятельство, что русизмы проникают в это время в английский,как и другие западноевропейские языки, в основном письменным путем.

Вместе с тем третий период принципиально отличается от предыдущих.

Во-первых, имеется в виду особая семантика большинства калек послереволюционного периода, отражающая явления социалистической действительности и постепенного перехода к коммунизму.

Во-вторых, советский период отличается от предыдущих большим количеством калек. Это обусловлено, прежде всего, важностью заключенных в них понятий,с чем связано и огромное число новообразований в самом русском языке /ведь известно, что язык особенно быстро обогащается в эпохи наиболее энергичной общественной деятельности людей/.Опре’9 деленную роль играет и большой авторитет нашей страны в мировом масштабе. Все это приводит к тому, что большинство новообразован^ русского языка находит отражение в иностранных языках, в том числе и английском.

В-третьих, возрос удельный вес калек среди других видов передачи русских слов и выражений. Калькирование в советскую эпоху стало настолько продуктивным способом передачи русизмов на английский язык, что даже синтаксически составные слова русского языка, не имеющие в английском ана-логичных собственных образований, передается в английском языке именно путем образования калек и только калек.Напри-мер: рус. “машинно-тракторный” англ.”machine and tractor”, рус. “массово-политический” —> англ. “mass-political”, рус. “морально-политический” -> англ. “moral and political” и т.д.

Третий период, мы полагаем, следует разделить на три этапа. Первый из них относится ко времени существования одно!* страны с новым общественным строем, второй – ко времени, когда уже третья часть человечества строит новую жизнь, третий – когда наша страна, завершив строительство социализма, приступила к строительству второго этапа новой общественной системы – коммунизма.

Выделение второго этапа советского периода связано прежде всего с тем, что значительная часть советизмов расширяет своеприрдаге, используясь по о1?но®ению к странам>0 народной демократии*^. Иными словами, различия между пер’X’вым и вторым этапами третьего периода заключаются преимущественно не в характере калькируемой лексики и фразеологии, а в широте их приме нения 3 связи с этим целесообразно приводить примеры калек первых двух этапов вместе.

Большую группу калек составляют термины социалистического народного хозяйства. Таковы, например, структурно-семантические кальки: Five-Year Plan / рус. “пятилетний план”/, fulfil and overfulfil / ^ рус. “выполнить и перевыполнить”/, over-plan / <- рус.”сверхплановый”/, expanded socialist reproduction / рус. “расширенное социалистическое воспроизводство”/; семантическая калька: brigade / <t- рус. “бригада” pJ.

Возникновение впервые на земле социалистического общества нашло отражение в структурно-семантических кальках: friendly classes / — рус. “дружественные классы”/, sickle and hammer / рус. “серп И молот”/, criticism and self-criticism / — рус. “критика и самокритика”/; семантической кальке active / «*- рус. “актив”/.

Примерами терминов партийного строительства являются; структурно-семантические кальки inner-Party democracy / рус. “внутрипартийная демократия”/, Party school / рус. “партшкола”/, семантическая калька cell / рус.”ячейка”/.

Примерами образований английского языка второго эза па советского периода, отражающих возникновение целого ряда стран, идущих по пути строительства социализма, ЯВЛЯЮТСЯ такие кальки, как: People’s Democracy!/ руо. “народная демократия* /, Countries of People’s Bemocracy / рус. “страны народной демократии”/,Socialist Market / РУС. “социалистический рынок”/,socialist camp / руС. “социалистический лагерь”/, Warsaw Treaty countries / рус.”страныВаршавского договора”/, Council for Economic Mutual Assistance / рус. “Совет Экономической Взаимопомощи”/,Английские неологизмы данной группы развились и стабилизировались под влиянием не только русского языка, но и языков стран народной демократии, в связи с чем мы можем говорить о множественной этимологии этих калек.

Примерами калек с русского языка, отражающих борьбу народов за мир,шопа т%с,ь на втором этапе советского периода и продолжа-е-тся сейчас, являются следующие неологизмы английского языка: prohibition of atomic weapons /< рус. “запрещение атомного оружия”/, principle of peaceful coexistence between states with different social systems / рус. “принцип мирного сосуществования государств с различным социальным строем”/, peaceful construction /«- рус. “мирное строительство”/, International Lenin Prize “Рог the Promotion of Peace Among Nations / •*- рус.”международная Ленинская премия “За укрепление мира между народами”/.

Приведенная семантическая классификация калек условна. Некоторые кальки можно с одинаковым основанием отнести к разным группам. Так, кальку “Socialist competition” / *- рус. “социалистическое соревнование”/ можно отнести не только к группе образований, отражающих новое отношение к труду, но и к калькам, составляющим термины социалистического народного хозяйства. Некоторые кальки потребу- I? а ют введения дополнительных групп. Так, можно было бы выделить группу калек, отражающих революционные события, куда бы были отнесены такие кальки, как “Great October Socialist Revolution” / pyo. “Великая Октябрьская социалистическая революция”/, “Red October” / рус. “Красный Октябрь”/. Мы привели лишь наиболее часто встречайщиеся семантические группы калек.

Что же касается третьего этапа – периода развернутого коммунистического строительства – то здесь, как никогда, применимы слова Владимира Ильича Ленина относительно того, что после победы рабочего класса, трудящихся над буржуазией на первый план выдвигаются вопросы экономики, организации народного хозяйства, учета и контроля, управления производством. Особенно ярко эти мысли выражены в ленинской статье “Очередные задачи Советской власти”. “Задача i/ управления государством, которая выдвинулась теперь на первый план перед Советской властью, – указывал В.И.Ленин, -представляет еще ту особенность, что речь идет теперь -и, пожалуй, впервые в новейшей истории цивилизованных народов – о таком управлении, когда преимущественное значение1 /приобретает не политика, а экономика” ‘.

Последовательно осуществляя ленинский курс,советский народ своим трудом создал могучую экономику социализма и теперь, опираясь на нее, успешно решает задачу создания мате1/ В.И.Ленин, Соч., т.36, стр.130 /изд. 5-е/.- риально-технической базы коммунизма. Это в значительнойстепени определяет область новообразований самого русского языка,а, следовательно, и область его влияния надругие языки.

2/ Созданные по решению мартовского Пленума ЦК КПСС органы управления сельским хозяйством.

3/ Широкопредставительный орган, избираемый на общих собраниях работающих на предприятии или стройке.. major world industrial centre / <s- рус. “крупный инду1 /стриальный центр мира”/ unified Party and jtate controlbody / рус, “Комитет партийно-государственного контро-? Гля”/ peaceful competition with capitalism / <e- рус,”мирное соревнование с капитализмом”/ и т.д.

Усилиями миллионов советских людей по всему фронту семилетки создаются материальные ценности, необходимые для возведения экономического фундамента коммунизма. Советских людей радует эта животворная сила хозяйственного роста, в ней они видят надежную основу грядущих успехов нашего великого строительства, укрепления могущества и процветания Родины. И эта основа тем прочнее, и перспективы восходящего движения социалистического общества тем яснее и благодатнее, чем ярче проявляет себя в нашей жизни неразрывно связанная с экономическим ростом коммунистическая сознательность трудящихся.

В процессе коренных преобразований социальной и экономической жизни общества, в ходе громадных сдвигов, неуз-«авЕШй изменивших облик страны, рос, формировался и воспитывался новый советский человек?-преданный идеям коммунизма» верный делу ленинской партии, убежденный коллективист1/ Так были названы страны социалистического лагеря на Пленуме ЦК КПСС 19 ноября 1962 года. Это выражение сразу же нашло отражение в английском языке. См. газету “Daily worker” от 20 ноября 1962 года.

2/ Организация партийно-государственного контроля, предложенная на Пленуме ЦК КПСС-19 ноября 1962 года /См.”Развитие экономики СССР и партийного руководства народным хозяйством”в “Правде”, 20 ноября 1962 года, стр.8/.и патриот, сознательный и активный строитель нового мира.

То, что поначалу было геройским трудовым подвигом десятков и сотен, стало нормой поведения тысяч и миллионов. Глубокое понимание интересов своего государства, неустанная забота об общественном благе, стремление своим трудом участвовать в великом всенародном создании и всемерно ускорять его – таковы драгоценные качества, которые Коммунистическая партия воспитала и воспитывает у советских людей. Они находят свое яркое массовое выражение в гигантском размахе социалистического соревнования, в повсеместном движении рационализаторов, в славных победах бригад коммунистического труда, вшвовдйшной деятельности всех тружеников города и деревни.

Рост коммунистической сознательности, новое отношение к труду отражают такие кальки 3-го этапа, как: the moral code of the builders of communism / рус.”моральный кодекс строителя коммунизма”/, Communist Labour Team / рус. “бригада коммунистического труда”/, Communist Labour shock-worker ^nyoi1 ударник коммунистического труда”/, Communist Labour movement / рус. “движение за коммунистический труд”/, movement for communist labour /4- рус. “движение за коммунистический труд”/, People’s University / рус. “народный университет”/.

Руководящей и направляющей силой советского народа, воплощающего в жизнь вековечную мечту человечества о самом справедливом обществе – коммунизме – является КоммунистичеL72.

Лексическое калькирование как результат лингвокультурного влияния в условиях межкультурной коммуникации

1. Абаев В.И. О происхождении языка // Язык в океане языков. -Новосибирск.: Сибирский хронограф, 1993. С. 12-17.

2. Абдигалиев С.А. Интерференция на уровне лексического сочетания // Языковые контакты и итерференция // Сб. ст. -Алма-Ата, 1985. С. 56-66.

3. Абызова Э.Б. Типология словообразовательной формы немецких существительных. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1987,- 98 с.

4. Авилова Н.С. Слова интернационального происхождения в русском литературном языке нового времени. М.: Наука, 1967. – 246 с.

5. Аврорин В.А. Проблема изучения функциональной стороны языка. JI.: «Наука», 1975.-275 с.

6. Адливанкин С.Ю. Словообразовательная семантика и виды словопроизводства // Семантика и производство лингвистических единиц: Межвуз. сб. научн. тр. / Пермь, 1979,- С. 68-78

7. Акопян А. О семантической соотносительности производящих и производных основ в современном английском языке // Семантика и структура слова: Сб. научн. тр. / Калинин, 1985. С. 14-18.

8. Акуленко В.В. Влияние современного русского языка в связи с развитиемего словарного состава на западноевропейские языки (на материале английского языка): Автореф. дис. канд. филол. наук. Харьков, 1955. -16 с.

9. Амосова Н.Н. Этимологические основы словарного состава современного английского языка. М.: Изд-во лит. на иностр. языках, 1956.- 218 с.

10. Ю.Андреева В.Н. Лексикология современного французского языка: Пособие для учит. ср. шк.- М.: Учпедгиз, 1955. 196 с.

11. П.Апреотесей И. Кальки славянского происхождения в румынском языке.-Romanoslavica. 1983.-Т. 21.- С.85-95

12. Арапова Н.С. Кальки в русском языке послепетровского периода. Опыт словаря. М.: Изд-во Моек ун-та, 2000,- 319 с.

13. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М.: Изд-во Лит-ра на иностранн. яз., 1959. – 351 с.

14. Ахунзянов Э.М. Двуязычие и лексико-семантическая интерференция. -Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1978. 187 с.

15. Арутюнов А.Р. Очерк исторической лексикологии немецкого языка / Моск. гос. пединститут им. Ленина. М.: 1971. – 150 с.I

16. Балли Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1965. 416 с.

17. Балли Ш. Французская стилистика / Пер. с фр.- М.: Изд-во иностр. лит-ры,1961.-394 с.

18. Баранникова Л.И. Сущность интерференции и специфика ее проявления // Проблемы двуязычия и многоязычия. Сб. М.: Наука, 1972. – С. 88-98.

19. Бах А. История немецкого языка / Пер. с нем. М.: Изд-во иностранной лит-ры, 1956. – 343 с.

20. Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики.- М., 1935.- 167 с.

21. Богословская В.Г. Структурно-семантическая и функциональная адаптация заимствований (на материале спортивной лексики английского и русского яз.): Автореф. дисс. . канд. филол. наук. Волгоград. 2003, -22с.

22. Бородина М.А. Влияние иноязычных систем на развитие языка // Вопросы социальной лингвистики. Сб. Л.: Изд-во «Наука», 1969.- С. 34 -40.

23. Брагина М.К. Заимствование англо-американизмов французским языком с середины XIX в. Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1968. 24 с.

24. Бурсье Э. Основы романского языкознания. М.: Изд-во иностр. лит-ры.,1962.-212 с.

25. Вандриес Ж. Язык. М., 1937. 189 с.

26. Вайнрах У. Языковые контакты / Перевод с англ. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1979. – 263 с.

27. Вайнрайх У. Одноязычне и многоязычие // Новое в лингвистике. Языковые контакты. М.: Изд-во «Прогресс», 1972. – Вып. VI. – С. 25-61.

28. Вайнрайх У. Одноязычие и многоязычие // Зарубежная лингвистика. III.: Пер. с англ., нем. фр. / Общ. ред. В.Ю. Розенцвейга и др.- М.: «Прогресс», 1999.-С 8-56.

29. Вайнтрауб P.M. Влияние русского языка советской эпохи на развитие лексики польского литературного языка. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Минск, 1971.- 23 с.

30. Вашунин B.C. Субстантивные сложные слова в немецком языке. М.: «Высшая школа», 1990. – 159 с.

31. Веселитский В.В. Отвлеченная лексика в русском литературном языке XVIII начала XIX в. – М.: «Наука», 1972. – 319 с.

32. Виленская Н.Е. Роль языковой интерференции в формировании словообразовательных рядов с заимствованными элементами в английском языке // Языковые контакты и интерференция. Сб. науч. тр.-Алма-Ата, 1985. С. 43-54.

33. Виллер М.А. Фонетическое и морфологическое освоение англицизмов в * современном французском языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. -JI.,1967. 18 с.

34. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977.- 311с.

35. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова // Вопросы языкознания. -1953. № 3. С. 3-29.

36. Виноградов В.В. Проблемы литературных языков и закономерностей их образования и развития. М., 1967.- 113 с.

37. Винокур Г.О. Заметки по русскому словообразованию.-В кн.: Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М., Учпедгиз, 1959,

38. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе.-2-е изд., испр. и доп.*

39. М.: Высш.шк., 1986.- 416 с.

40. Воронцова И.Б. Изменения в семантике англо-американских заимствований во французском языке // Иностранные языки в школе. -1986. № 4. С.13-18.

41. Вульферт И.И. Пособие по переводу немецкого научно-технического текста. М.: Изд-во лит-ры на иностранных языках, 1987.- 258 с.

42. Гавренек Б. К проблематике смешения языков // Зарубежная лингвистика. III.: Пер. с англ., нем. фр. / Общ. ред. В.Ю. Розенцвейга и др.- М.: «Прогресс», 1999. С 56-74.

43. Гак В.Г. Семантическая экономия и избыточность как средство преодоления интерференции при переводе // Ubersetzungswissenschaftliche Beitrage. Leipzig: VEB Verlag Enzyklopadie. – 1989.- 143 c.

44. Галимуллина З.М. Динамика и функционирование англоязычной лексики в современном французском языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1989.-24 с.

45. Гальди JI. Слова романского происхождения в русском языке. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1958. – 81 с.

46. Гальперин И.Р., Черкасская Е.Б. Лексикология английского языка. М., 1956.-298.-298 с.

47. Гатауллин Р.Г. К семантической структуре производных в составе газетных заголовков // Вопросы семантики лексических единиц: Межвуз. сб. науч. тр. /Башк. ун-т.- Уфа, 1987.- 164 с.

48. Гибало Е.Н. Англо-американские семантические кальки в современном немецком языке (на материале прессы ФРГ и ГДР): Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 1979. – 24 с.

49. Глушак Т.С., Черкас M.JI. Номинационный потенциал субстантивного композита в немецком языке // Номинация и словообразование (немецкий язык). Сб. науч. тр. Калинин, 1989 – С. 134-123

50. Голев Н.Д. Ономасиология как наука о номинации (О взаимодействия ономасиологии и семасиологии) // Семантика слова и его функционирование / Кем., гос. ун-т . Кемерово, 1981. – С. 9-15.

51. Готлиб К. Междуязычные аналогизмы французского происхождения в немецком и русском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Кемерово, 1966.-21 с.

52. ГротЯ.К. Филологические разыскания. 2-е изд. – Спб., 1889.- 234 с.

53. Демьянова Л.И. Заимствование иноязычных экспрессивных лексем как средство обогащение экспрессивного фонда русских переселенческих говоров // Двуязычие и взаимовлияние языков: Межвуз. сб. научн. тр. -Чебоксары, 1990,- 107 с.

54. Дерюгин А.А., Лукьянова Л. М., Латинский язык: Учебное пособие для вузов. 2-е изд-е., перераб. и доп. – М.: «Высшая школа», 1986. – 294 с.

55. Долотова Г.В. Фразеологические кальки с французского в русском языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1989. 27 с.

56. Егорова К.Л. Типы лингвистичеких заимствований: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1971. 20 с.

57. Еркина Э.А. Основы слова с двухморфемными словообразовательными элементами // Семантика и структура слова: Сб. научн. тр. / Калининиский государственный университет. Калинин, 1985. – С. 47-58.

58. Ефремов Л.ГТ. Основы теории лексического калькирования. Алма-Ата, 1974.- 185 с.

59. Жабина Е.В. Англо-американские заимствования в лексике современного немецкого языка: Автореф. дисс. . канд. филол. наук. М., 2001.- 18 с.

60. Жирмунский В.М. История немецкого языка.- М.: Высш. шк., 1965. 408 с.

61. Жуков В.П. Русская фразеология. М.: Высш. шк., 1986. – 310 с.

62. Жукова Н.Б., Дауэ К.Н. Справочник по грамматике французского языка. -М., 1963,- 287 с.

63. Иванов А.Н. Лексическая номинация как деятельность // Сб. науч. тр. / МГПИИЯ им. М. Тореза. М., 1983.- Вып. 212. – С. 72-82.

64. Ивлева Г.Г. Тенденции развития слова и словарного состава на материале немецкого языка. М.: Наука, 1986.- 135 с.

65. Ищенко Н.В. Особенности заимствования французской лексики английским языком Канады. Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1980.-28 с.

66. Колшанский Г.В. Соотношение субъективных и объективных факторов в языке. М.: Наука, 1975.- 231 с.

67. Комиссаров В.Н. Проблема интерференции в теории перевода // Ubersetzungswissenschaftliche Beitrage. Leipzig: VEB Verlag Enzyklopadie, 1989.-C. 125-143.

68. Копанев П.И., Беер Ф. Теория и практика письменного перевода. Минск: Вышэйш. шк, 1986. – 269 с.

69. Котелова В.З. Первый опыт описания русских неологизмов // Новые словаи словари новых слов. М., 1978. – С. 20-31.

70. Крысин Л.П. Иноязычные слова в современном русском язык,- М.: Наука, 1968.-208 с.

71. Кубрякова Е.С. Теория номинации и словообразование // Языковая номинация. Виды наименований. -М.: Наука, 1977.- С. 47-45.

72. Кубрякова Е.С. Типы языковых значений. Семантика производного слова. -М.: Наука, 1981.- 198 с.

73. Карлинский А.Е. Проблемы теории языковых контактов // Языковые контакты и интерференция. Алма-Ата, 1984. – С. 78-89.

74. Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. -М., 1981. 247 с.

75. Линник Т.Г. Проблемы языкового заимствования // Языковые ситуации ивзаимодействие языков. Киев: Наукова думка, 1989. – С. 99-120.

76. Лобанова Л.П. Современный немецкий язык как объект межкультурной коммуникации // Иностранные языки и межкультурная коммуникация: Сб. науч. ст. М., 2001. – С. 34- 54.

77. Ложнова З.С Фразеологические кальки по английской модели в русской спортивной терминологии // Русский язык в школе. 1976. № 2. – С. 84-86.

78. Маковский М.М. Удивительный мир слов и значений. Иллюзии и парадоксы в лексике и семантике.- М.: Высш. шк., 1989.- 199 с.

79. Маковский М.М. Языковой механизм лексико-семантического заимствования // Иностранные языки в школе. 1970. № 3. – С. 11-19.

80. Максимов Н.В. Калькирование в татарском языке. Казань : Изд-во Каз. гос. технол. ун-та, 1999. – 56 с.

81. Ман1ушев С.В. Закономерности ассимерии англо-американизмов в немецком языке (на материале прессы и толковых словарей): Автореф.дис. . канд. филол. наук. Самара, 2002.-28 с.

82. Мартине А. Распространение языка и структурная лингвистика // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1972. – Вып. VI. – С. 81- 94.

83. Маслова-Лашанская С.С. Лексикология шведского языка. Л.: Изд-во Лен. ун-та, 1973.-207 с.

84. Матвеев А.Я. Латинские лексические кальки в немецком языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Львов, 1966 21 с.

85. Мешков О.Д. Словосложение в современном английском языке. М.: Высш. шк., 1985.- 186 с.

86. Моргунова Н.Д. Латинские заимствования как зеркало культуры // Лексика и культура: Сб. научн. трудов / Тверской гос. университет. -Тверь, 1990.- С. 23 -34.

87. Мурясов Р.З. Морфология производного слова (на материале производных существительных немецкого языка). Уфа: БГУ, 1993.- 191 с.

88. Мурясов Р.З. Словообразование и функционально-семантические категории (на материале словопроизводства существительных немецкого языка). Уфа: БГУ, 1993. 224 с.

89. Наркевич И.Ф. Калькированные слова русского происхождения в современном немецком языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Киев, 1973.-31 с.

90. Наумова И.О. Фразеологизмы французского происхождения в русском и английском языке // Русский язык в школе. 1993. № 6.- С. 76-79.

91. Наумова И.О. Фразеологизмы английского происхождения в современной публицистике //Русский язык в школе. 1989. № 6. – С. 81-85.

92. Новиков Л.А. Семантика русского языка: Учебное пособие. М.: Высш. шк., 1982.- 272 с.

93. Пауль Г. Принципы истории языка. М., 1960. – 500 с.

94. Павиленис Р.И. Проблема смысла: современный логико-философский анализ языка. М.: Мысль, 1983. – 286 с.

95. Пасгушенков Г.А. Структура слова (единицы структурно-функционального плана). Калинин: Изд-во Калининск. гос. ун-та, 1978. -83 с.

96. Поливанов Е.Д. статьи по общему языкознанию. Москва.: Наука, 1968.-376 с.

97. Полякова Т.А. Испанские заимствования в английском языке. Автореф. дис. . канд. филол. наук. Л., 1980.- 14 с.

98. Райхштейн А.Д. О механизмах экспрессивно-оценочной номинации в современном немецком языке // Словообразование и проблемы номинации в германских языках: Сб. науч. ст. Горький, 1985.- С. 101113.

99. Рацибурская Л.В. Уникальные части в заимствованных словах// Русский язык в школе. 1995. № 1. – С. 73-76.

100. Реферовская Е.А., Бокадорова Н.Ю, Гулыга О.А., Челышева И.И., Французский язык // Языки мира. Романские языки. М.: Academia, 2001.202 с.

101. Розен Е.В. Новое в лексике немецкого языка. М.: Просвещение, 1989. – 174 с.

102. Розенцвейг В.Ю. Лингвистический подход к описанию культурных контактов. М.: Наука, 1964. – 9 с.

103. Розенцвейг В.Ю. Языковые контакты. Лингвистическая проблематика. -Л.: Наука, 1972.-77с.

104. Россети А. Смешанный язык и смешение языков // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1972. – Вып. VI. – С.112-120.

105. Сапранова И.Jl. Заимствование и освоение немецких слов английским языком (в период с 1930 по 2000 г.): Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2002.-31 с.

106. Секирин В.П. Заимствования в английском языке. Киев: Изд-во Киевского унт-та, 1964. – 152 с.

107. Сепир Э. Язык. М., Л.: ОГИЗ Соцэкгиз, 1934.- 222 с.

108. Серебренников Б.А. О взаимодействии языков // Вопросы языкознания. -1965. №1.-С. 34-45.

109. Свечина И.Б. Ассимиляция англо-американских заимствований во французском языке // Иностранные языки в школе. 1982. № 3. – С. 66-69.

110. Секирин В.П. Заимствования в английском языке. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1964. – 152 с.

111. Семчинский С.В. Семантична штерференщя мов.- Киев: Вища шк., 1974.- 255с.

112. Серебренников Б.А. Общее языкознание. М., 1970. – 285 с.

113. Соболевский С.И. Грамматика латинского языка. Теоретичекая часть. Морфология и синтаксис. СПб.: Летний сад, 1999.- 431 с.

114. Солодухо Э.М. Проблема интернационализации фразеологии наматериале языков славянской, германской и романской группы. Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1982. – 168 с.

115. Солодухо Э.М. Сопоставительный анализ заимствованной фразеологии (на материале английского, французского и русского языков): Автореф. дис. . канд. филол. наук. Казань, 1974.- 24 с.

116. Соонтак Я.Х. Английские заимствования в шведской прессе: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1973.- 24 с.

117. Сорокин Ю.С.Развитие словарного состава русского литературного языка(30-90гг 19 ст.) М.: Наука, 1965.- 565 с.

118. Степанова М.Д., И.И. Чернышева. Лексикология современного немецкого языка: Учебник для ин-тов и фак-тов иностр. яз. М.: Высш. шк., 1986.-247 с.

119. Сьюзен М.Эрвин. Семантический сдвиг при двуязычии // Зарубежная лингвистика III.: Пер. с англ., нем. фр. / Общ. ред. В.Ю. Розенцвейга и др.-М.: Прогресс, 1999. С 100 -113.

120. Тарасова Л.Ю. Романские заимствования в английском языке североамериканского ареала: Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1991.-23 с.

121. Твердомед Т.В. Некоторые аспекты лексико-семантического развития французских заимствований в английском и немецком языке: Автореф. дис. . канд. филол. наук. Киев, 1981,- 25 с.

122. Телия В.Н. Вторичная номинация и ее виды // Языковая номинация. -М.: Наука, 1977.-С. 43-56.

123. Терентьева Л.П. Прагматический аспект семантики слова как его коммуникативный потенциал // Вопросы семантики лексических единиц: Межвуз. сб. науч. тр. / Башк. ун-т.- Уфа, 1987.- 164 с.

124. Ткаченко В.А. Теоретические и практические аспекты калькирования // Языковые ситуации и взаимодействие языков. Киев: Наукова Думка, 1989, С. 178-193.

125. Уфимцева А.А. Лексическое значение.- М.:Наука, 1986. 240 с.

126. Филлмор Ч. Основные проблемы лексической семантики // Зарубежная лингвистика III.: Пер. с англ., нем. фр. / Общ. ред. В.Ю. Розенцвейга и др.-М.: Прогресс, 1999. С 303-351

127. Хауген Э. Языковой контакт // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1972.-Вып. VI.-С. 61-79.

128. Хауген Э. Языковой контакт // Новое в лингвистике. М.: Прогресс, 1972.-Вып. VI.-С. 344-388.

129. Чайбок И. Английские заимствования в русском и венгерском языках. Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1999.- 23 с.

130. Чекалина Е.М, Ушакова Т.М. Лексикология французского языка: Учебн. пособие. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1998.-236 с.

131. Черданцева Т.З. Очерки по лексикологии итальянского языка. -М.:Высш. школа, 1982. 183 с.

132. Чернышева М.И. Эквиваленты. Заимствования. Кальки в первых славяно-русских переводах с греческого языка // Вопросы языкознания. -1984. №2. -С. 122-130.

133. Шанский Н.М. Русский язык. Лексика. Словообразование: Пособие для учителя. М.: Просвещение, 1975. – 238 с.

134. Шармила С. Англицизмы в русской речи. Автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 1996. 20 с.

135. Шахрай О.Б. К проблеме классификации заимствованной лексики // Вопросы языкознания.- 1961. № 2. С. 34-44.

136. Шмелев О.Н. Современный русский язык. Лексика: Учебное пособие для студентов пед. инт-тов по специальности «русский язык и литература».- М.: Просвещение, 1977. 335с.

137. Щерба Л.В. Избранные работы по языкознанию и фонетике. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1958. – Т. 1.- 182 с.

138. Щитова О.Г. Западноевропейские заимствования в русской • разговорной речи XVII в. М., 1999. – 31 с.

139. Юналеева Р.А. Опыт исследования заимствований (Тюркизмы в русском языке сравнительно с др. славянскими языками). Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1982. 118 с.

140. Якобсон Р. Язык и бессознательное / Пер. с франц. М.: Гнозис, 1996. -247 с.

141. Яковлев С.В. Функционально-семантическое поле оценочности и его выражение в лексике // Семантико-функциональные поля в лексике и граматике: Сб. науч. тр. / ЛГПИ им. Герцена. Л., 1990,- С. 126- 135.

142. Ярхо В.Н., Покровская З.А. и др. Латинский язык: Учебник для пед. ин-тов по спец. «Иностранный язык». 4-е изд-е. испр. и доп. – М.: Высш.шк.,1995.-384 с.

143. Abdelfettah, Ahcene. Die Rezeption der Franzosischen Revolution durch den deutschen offentlichen Sprachgebrauch. Untersucht an ausgewahlten historisch-politischen Zeitschriften. 1789- 1802. Heidelberg, 1989 – 284 S.

144. Pfeffer Alan J. Deutsches Sprachgut im Wortschatz der Amerikaner und Englander. Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1987,— 251 S.

145. Anburger L. Sprachentypologische Verhaltnisse als Faktoren der Kontaktlinguistik in plurilingualen Gemeinschaflen // Theorie, Methoden und Modelle der Kontaktlinguistik / Hrsg. P.H. Nelde. Dummler-Bonn, 1982. -S. 24-35.

146. Augst G. Sprachnorm und Sprachwandel. Wiesbaden, 1977. – 124 S.

147. Back E. Wesen und Wert der Lehniibersetzung. Dissertation zur Erlangung der Doktorwurde. Giessen, 1935. – 256 S.

148. Baugh A. A. History of the English Language.- London, 1959. 142 p.

149. BBRS = Besch W., Betten A., Reichmann O, Sonderegger S. Sprachgeschichte. Ein Handbuch zur Geschichte der dt. Sprache und ihrer Erforschung. Berlin / New York, 1998 – S. 986

150. Bellmann G. Sprachkontakt und Semantik // Sprachkontakt als Ursache von * Veranderungen der Sprach- und Bewusstseinsstruktur. Eine Sammlung von

151. Studien zur sprachlichen Interferenz AV. Meid, K. Heller. Innsbruck, 1981. -S. 9-24

152. Bergmann R. Zum Proplem der Produktivitat europaischer Wortbildung im Deutschen // Wortschatz und Orthographie in Geschichte und Gegenwart. -Tubingen: Max Niemeyer Verlag. 2000. – S. 67-80.

153. Besch W., Reichmann O. Sprachgeschichte. Ein Handbuch zur Geschichte der dt. Sprache und ihrer Erforschung / Stefan Sonderegger (Hrg.). Berlin, New York, 1985. – 245 S.

154. Betz W. Deutsch und Lateinisch. Die Lehnbildungen der althochdeutschen Benediktinerregel. Bonn: H Bouvier u. со. Verlag, 1949 – 227 S.

155. Bjorkman E. Sskandinavian Loanwords in English. Halle, 1900. – 317 p.

156. Brand W. Bemerkungen und Beobachtungen zu Problemen sprachlicher Entlehnung // Meditterane Kulturen und ihre Ausstrahlung auf das Deutsche. -Marburg: N.G. Elwert Verlag, 1986. S. 1-17.

157. BRS = Besch W., Reichmann O., Sonderegger S. Sprachgeschichte. Ein Handbuch zur Geschichte der dt. Sprache und ihrer Erforschung. Berlin / New York, 1985. – 303 S.

158. Brunt, Richard James. The influence of the French language on the German vocabulary (1649-1735). New York, 1983. – 46 p.

159. Braun P. Fremdworter als Internationalismen // Fremdwort-Diskussion /Peter Braun (Hrsg.). Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979. S. 94-103.

160. Braun P. Personenbezeichnungen. Der Mensch in der deutschen Sprache. Tubingen Max Niemeyer Verlag, 1997. 126 S.

161. Braun P. Tendenzen in der deutschen Gegenwartssprache: Sprachvarietaten 4.Aufl.- Stuttgart; Berlin; Koln;Kohlhammer, 1998. – 262 S.

162. Braunmuller K. Sprachtypologie und Sprachkontakt: zwei komplementare Aspekte bei der Untersuchung sprachlichen Wandels? // Theorie, Methoden und Modelle der Kontaktlinguistik. Bonn: DQmmler, 1983. – S. 14- 27.

163. Carstensen B. Evidente und latente Einflusse des Englischen auf das

164. Deutsche // Fremdwort-Diskussion /Peter Braun (Hrsg.). Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979. – 124- 156 S.

165. Burger A. Die Konkurrenz engl. und franz. Fremdworter in der modernen dt. Pressesprache // Fremdwort-Diskussion /Peter Braun (Hrsg.).- Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979. S. 100-111.

166. Carstensen В., Galinsky H. Amerikanismen der deutschen Gegenwartssprache. Entlehnungsvorgange und ihre stilistischen Aspekte. 3. Aufl. – Heidelberg: Carl Winter Universitatsverlag, 1975. – S. 90-103.

167. Decsy E. Die linguistische Struktur Europas. Wiesbaden, 1973.- 174 S.

168. Diekmann-Sammet D. Einige Beobachtungen am Disziunari Rumantsch

169. Grischun im Hinblick auf deutsch-surselvische Interferenzerscheinungen unter besonderer Berucksichtigung der sprachpflegerischen Bewusstseinshaltung //

170. Sprachkontakt als Ursache von Veranderungen der Sprach- und Bewusstseinsstruktur. Eine Sammlung von Studien zur sprachlichen Interferenz / W. Meid, K. Heller. Innsbruck, 1981. – S. 53-61.

171. Duckworth D. Der Einfluss des Englischen auf den deutschen Wortschatz seit 1945 // Fremdwort-Diskussion / Peter Braun (Hrsg.).- Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979. S. 213-325.

172. Eggers H. Deutsche Sprachgeschichte. Das Althochdeutsche und das Mittelhochdeutsche. Rowolts Enzyklopadie Verlag, 1989. – 325 S.

173. Fill A. Wortdurchsichtigkeit im Englischen. Innsbruck, 1980. -191 S.

174. Fleischer W. Wortschatz der deutschen Sprache in der DDR. Fragen seines Aufbaus und seiner Verwendungsweise.-l.Aufl.- Leipzig: Bibliographisches Institut, 1987. 225 S.

175. Fleischer W., I.Barz Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. 2., Aufl.- Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1995. – 128 S.

176. Fleischer W. Wortbildung der deutschen Gegenwartssprache. Leipzig: VEB Bibliographisches Institut, 1969. – 258 S.

177. Gauger H.M. Durchsichtige Worter. Heidelberg: Carl Winter Verlag, 1971.-354 S.

178. GoBmann W Deutsche Kulturgeschichte im Grundriss. Max Hueber Verlag, 1996. – 58 S.

179. Grubmiiller, Klaus 1986 Latein und Deutsch im XV. Jh. Zur literaturhistorischen Physiognomie der «Epoche» // Deutsche Literatur des Spatmittelalters. Greifswald, 1986. – S. 35-49.

180. Hoffmann, Lothar Kommunikationsmittel Fachsprache.- Berlin (Ost), 1984.156 S.

181. Inghult G. Neue Anglizismen im Deutschen und Schwedischen, 1945-1989. Stockholm: Almgvist & Wiksell intern. Cop., 2002. – 67 S.t

182. Jespersen O. Growth and Structure of the English Language. Oxford, 1935.- 329 p.

183. Juhasz, J. Interferenzlinguistik. Lexikon der germanistischen Linguistik /Hg. von Hans Peter Althaus, Helmut Henne, Herbert Wiegand.- Tubingen: Niemeyer Verlag, 1980.- S. 642-653.

184. Kaliniewicz M. Заимствования из французского языка в современном русском литературном языке. Poznan, 1978. – 123 с.

185. Капп J. Englisches Sprachgut im Fernsehen // Fremdwort-Diskussion / Peter Braun (Hrsg.).- Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979,- S. 337-342.

186. Kastovsky D. Wortbildung und Semantik. Dusseldorf: Verlag Schwan -Bagel GmbH, 1989.- Band 14. – S. 150-185.• 193. Krings H.P. Was in den Kopfen von Ubersetzen vorgeht. Tubingen: Gunter1. Narr Verlag, 1986. 570 S.

187. Kristensson G, Angloamerikanische Einflusse in DDR-Zeitungstexten // Fremdwort-Diskussion / Peter Braun (Hrsg.). Munchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979.- S. 327-337.

188. Lauffer H, Der Lehnwortschatz der althochdeutschen Prudentiusglossen. — Munchen, Wilhelm Pink Verlag, 1976. 650 S.

189. Lehmann, H Russisch-deutsche Lehnbeziehungen im Wortschatz offizieller Wirtschaftstexte der DDR. Dusseldorf: Schwann, 1972. – 132 S.

190. Marthe P. Semantik des Deutschen // Germanistische Lehrbuchsammlung. -Berlin: Weidler Buchverlag, 1998. Band 13. – S. 83-99.

191. Martysciuk N. Характеристика немецких заимствованных имен существительных в русском языке. Poznan, 1978.- 78 S.

192. Мс Knight G. English Words and Their Background. New-York, 1923. -149p.

193. Moser H. Wohin steuert das heutige Deutsch? // Deutsche Gegenwartssprache, Entwicklungen, Entwiirfe, Diskussionen. Miinchen: Wilhelm Fink Verlag, 1979. – S. 59-70 .

194. Mtiller, B. Franzosische Einfltisse auf die deutsche Sprache // Meditterane Kulturen und ihre Ausstrahlung auf das Deutsche. Marburg: N.G.ElwertVerlag, 1986. – S.65-83.

195. Ohmann E. Die mittelhochdeutsche Lehnpragung nach altfranzosischem Vorbild. Helsinki: Druckerei – A.G. der Finnischen Literaturgesellschaft, 1951, S. 41-63.

196. Volland B. Franzosische Entlehnungen im Deutschen.-Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1986. 211 S.

197. Pfister M. Italienische Einflusse auf die deutsche Sprache // Meditterane Kulturen und ihre Ausstrahlung auf das Deutsche. Marburg: N.G.Elwert Verlag, 1986.-S. 53-64.

198. Polenz P. Deutsche Sprachgeschichte vom Spatmittelalter bis zur Gegenwart. Einfuhning, Grundbegriffe. -Berlin, New York: de Gruyter. 2000. -Bd. 1.-385S.

199. Polenz P. Deutsche Sprachgeschichte vom Spatmittelalter bis zur Gegenwart. XVII. und XVIII. Jahrhundert. Berlin, New York: de Gruyter. -1994.-Bd. 2.- 498 S.

200. Polenz P. Deutsche Sprachgeschichte vom Spatmittelalter bis zur Gegenwart. XIX. und XX. Jahrhundert.- Berlin, New York: de Gruyter. 2000.757 S.r

201. Reich H. Sprache und Politik, Untersuchungen zu Wortschatz und Wortwahl des offiziellen Sprachgebrauchs in der DDR.- Miinchen, 1968 .- 341 S.

202. Richter E. Fremdwortkunde. Leipzig, 1919. – 211 S.

203. Rindler R. Gegenwartige Tendenzen der Kontaktlinguistik // Theorie, Methoden und Modelle der Kontaktlinguistik /Hrsg. P.H. Nelde. Bonn: Diimmler, 1982. – S.43-67.

204. Schmidt W, Geschichte der deutschen Sprache. 8. Aufl., – Stuttgart: S. Hirzel Verlag, 2000.-407 S.

205. Schjerve R.R. Zum Phanomen der Inteferenz im Prozess des Sprachwechsels ein Beitrag zur empirischen Sprechkontaktforschung //

206. Theorie, Methoden und Modelle der Kontaktlinguistik. Hrsg. P.H. Nelde.

207. Bonn: Diimmler, 1982. S. 82-135.

208. Snell-Horny M. Andere Lander, andere Sitten. Zum Problem der kulturbedingten Interferenz in der Translation // Ubersetzungswissenschaftliche Beitrage 12. Leipzig: VEB Verlag Enzyklopadie, 1989.- S.135-141.

209. Sonderegger, Stefan 1979. Grundzuge dt. Sprachgeschichte. Diachronie des Sprachsystems: Einfuhrung Genealogie Konstanten. Berlin, New York, 1979.-Bd.l.- 345 S.

210. Sauvageot A. Portrait du vocabulaire frangais. -P., 1964.- 210 p.

211. Splett, J. Althochdeutsches Worterbuch. Analyse der Wortfamilienstrukturen des Althochdeut., zugleich Grundlegung einer Zukiinftiger Strukturgeschichte des dt. Wortschatzes. Berlin: Reichmann, 1993.-564 S.

212. Stedje A. Einfuhrung in die Sprachgeschichte und Sprachkunde.- 2. Aufl. -Munchen: Fink, 1994. 223 S.

213. Steger H. Uber das Verhaltnis von Sprachnorm und Sprachentwicklung in der deutschen Gegenwartssprache // Jahrbuch des Institutus fur deutsche Sprache: Berlin, 1967.- S. 49-61.

214. Tesch G. Europa in Unterricht und Schule. Deutsch eine Mischsprache? //

215. Die deutsche Sprache und ihre Nachbarn. 1991Heft 12.- 225-278.

216. Tesch G Linguale Interferenz. Tubingen: Gunter Narr, 1978.- 125 S.

217. Tietze O.A. Einfuhrung in die Wortbildung des heutigen Englisch.Typen und Prozesse. -Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1974.-102 S.

218. Tschirch, F. Geschichte der deutschen Sprache. Berlin: 1966, – 312 S.

219. Unbegaun B. Le caique dans les langues slaves litte’raires.- RES, 1932, t. XII.-110 p.

220. Uesseler A. Soziolinguistik. Berlin: Deutscher Verlag der Wissenschaften, 1982.- 181 S.

221. Wienold G. Sprachlicher Kontakt und Integration // Fremdwort-Diskussion.-Miinchen, 1979. 104 S.• 228. Welte W. Englische Morphologie und Wortbildung. Munchen: Peter Lang1. Verlag, 1989. 368 S.

222. Wolf, Norbert Richard. Althochdeutsch. Mittelhochdeutsch. Heidelberg, 1981.- 278 S.

223. Список использованных словарей

224. Гак В.Г., Ганина К.А. Новый французско-русский словарь: 70 ООО слов-4 изд-е. М.: Русс, яз., 1998. – 1234 с.

225. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь: около 200 ООО слов и словосоч. 6-изд-е, стер. – М.: Русс.яз., 2000 . – 843 с.

226. Зорько Г.Ф. Большой итальяно-русский словарь: около 300 000 слов и словосочетаний. 3-е изд-е., стер.-М.: Русский язык, 1999 – 1020 с.

227. Словарь современного английского языка (в 2 т.) Спец. изд. – М.: Русс, яз., 1992.

228. Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева.- 2-е изд. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685 с.

229. Anglizismen-Worterbuch / hrsg. В. Carstensen, U. Busse, R. Schmude. 3 Bde.- Berlin New Jork: Walter de Gruyter, 2001. – 2022 S.

230. Duden Deutsches Universalworterbuch / hrsg. u. bearb. vom Wiss. Rat u.d. Mitarb.d. Dudenred. unter Leitung von Gtinter Drosdowski. 2., vollig neu bearb. u. stark erw. Aufl. – Mannheim; Wien; Zurich: Dudenverl., 1989. – 1816 S.

231. Bd. 5 Duden, Fremdworterbuch. 8., iiberarb. und erw. Aufl. – Mannheim; Wien; Zurich: Dudenverl., 2001.- 864 S.

232. Kluge F. Etymologisches Worerbuch der deutschen Sprache, bearbeitet von E. Seebold, 23., erweiterte Auflage. Berlin – New Jork: Walter de Gruyter, 1995.- 1900 S.

233. Paul H. Deutsches Worterbuch vollst. neu bearb. Aufl. / von Helmut Henne und Georg Objartel-Tubingen: Niemeyer, 1992.- 1746 S.

234. Paul H. Deutsches Worterbuch / Bedeutungsgeschichte und Aufbau unseres Wortschatzes. -10. iiberarb. und erw. Aufl. Tubingen: Niemeyer, 2002. – 1243 S.

235. Wahrig G. Deutsches Worterbuch. Siebersloh, Munchen: Bertelsmann Lexikon Verlag GmbH, 1991. – 1675 S.

Adblock
detector