Модное хобби: Калька и ее возможности. Обзор от Наташи Шалыгиной

Калька

13.10.2021

Теория этимологов о кальках достаточно своеобразная. С одной стороны калька, это перевод слов (корней) с одного языка на другой в сложных словах. Хрестоматийный пример: телескоп – от греч. tele — вдаль и skopeo — смотрю. Калька на русском – далекосмотрящий. При этом лингвисты рассматривают кальки не только отдельных слов, но и фраз! Именно кальки целых фраз, а не простые переводы. В теории перевода об этом трактуется. С другой стороны калька, это поморфемный перевод иностранного слова. Морфемы русского языка лингвисты могут переводить на иностранный и наоборот. Например: префиксам английского языка находят соответствие в русских приставках. Корню английского слова находят соответствующий русский корень. Затем монтируют слово из найденных русских элементов и синтезированное русское слово предъявляют как кальку с исходного английского слова.

Церковники заявляют, что в переведённой с греческого на церковнославянский язык Библии некоторые славянские слова являются калькой с греческого. Об этом смотри подробнее ниже. Но в историях с древними «кальками» есть одна засада. Когда вам предъявляют кальку сделанную у вас на глазах и являющуюся совершенно точно новообразованием в русском языке, это одно. Вы знаете, что перед вами экзотическое придуманное слово, которого нет в словарях русского языка. А другое дело, когда вам предъявляют совершенно банальное русское слово, рядом располагают иностранное слово, делят оба слова на части и показывают соответствие этих частей в русском и иностранном языках. И заявляют – это калька. Вот здесь надо быть очень осторожным. А почему не совпадение? Логика есть штука универсальная, законы логические никто не отменял, и почему некое понятие не может быть описано в различных языках на основе одинаковых принципов, но независимо и самостоятельно? Почему не могли независимо появиться два слова, сконструированные из подобных частей в разных языках? Ответа на этот вопрос вы не добьетесь. Вам тут же подменят тему. Вам начнут с апломбом рассказывать про дикий русский народ, который понятия не имел, например, про слово «совет». Оказывается, русские в советах не нуждались. Ни князья, ни путешественники, ни ремесленники, ни служители языческих культов. И слова такого до благих заморских просветителей у русских не было. Вам будут рассказывать про волшебных эльфов с острыми ушами греков, которые всех вокруг просвещали. Помните, как два этимолога выдумывали сказки о слове «юг»? (См. книгу 2, статья на слова «север, юг»).

Напомню. Вам рассказывается эльфийская церковная история, и она изо всех сил будет говорить про свет разума, воссиявший с христианством среди диких народов. Вспомните, как рассказывали коммунисты, а затем либералы о сияниях собственных дегенеративных разумов по сравнению с диким, верящим во Христа царизмом, а затем по сравнению с диким, верящим в Маркса социализмом. Это вечная пропаганда. Пропаганда встречается и на стенах египетских храмов и на глиняных табличках. Если верить пропаганде, то мы с вами не должны были появиться на свет. И как только мы с вами на свет родились? И как это непрерывная цепь наших предков (и цепь предков тех же жрецов, коммунистов и либерастов) не оборвалась без светочей в тех «ацских» условиях?

Позволю себе привести интересный отрывок из k.narod.ru/Book/vereshjagin/01/019.htm

«Пословный принцип перевода в славянском евангелии не выдерживается не только в плане несовпадения слов по количеству; в славянских евангельских текстах встречаются и случаи поморфемного перевода. Соответствующий материал исчерпывающе приведен в монографии К. Шумана (Греческие …); мы здесь на нем основываемся .

Мысль о морфеме как единице перевода подтверждают, например, следующие сопоставления : ἱερ-εύς свати-тель, γραμματ-εὐς кьнижь-никь, κρωτο-κλισ-ία прьво-вьзлежа-ние, σκληρο-καρδ-ία жесто-срьд-ие, θεο-σεβ-ής — бого- чьсть-нь , ἄ-σβεσ-τος   не-гас-имъ, εὐ-λογ-ειν — благо-слови-ти и т . д .

Поморфемный принцип перевода особенно ясно виден из факта постоянного отождествления ряда морфем греческого и славянского языков: отождествляются и одинаково переводятся приставки : ἀντι — сѫпротиво-, δια — раз-(рас-), ἐκ — из-(ис-), ἐν- — въ-, ἐπι- — на-, κατα- о-, συν — съ, ὑπο- подъ и т. д. не менее часто отождествляются и лексемные морфемы ( т. е. морфемы с «вещественным» значением ): θεο — бого-, ὀλιγο- — мало-, μεσο-междѹ-, πολύ- — мьного-, δοξ- — слав-, λογο- — слов-, ἀξιο- , ἱερο-свѧт-, μεγαλο- вел(ико)-, παντο- , ὀλο- — вьсе-, ἀλλο- — ино- и т. д.

Поморфемный принцип перевода, устанавливаемый в словообразовательных кальках, тем не менее, не может служить основанием для отказа от пословного принципа. Многочисленные случаи именно пословного перевода говорят сами за себя. С другой же стороны, внимательное отношение к случаям поморфемного перевода может указать, при каких условиях действует поморфемный принцип и при каких — пословный. Иными словами, речь идет не о том, чтобы отвергнуть пословный принцип, а о том , чтобы точнее определить сферу его применения.

Сфера применения пословного принципа определяется точнее, {{45}} если на некоторое время вернуться к той схеме перевода, которая приведена на стр. 24 — Здесь овалами представлены общие элементы в культурах К1 и K2. Совпадающие культурные элементы в равной степени находят свое выражение на двух языках, обслуживающих эти культуры12.Отсюда следует, что применительно к совпадающим культурным областям любой текст, например, на греческом языке без труда может быть выражен и по-славянски. На этой же схеме фигуры с углами (прямоугольник и треугольник) символизируют расходящиеся культурные элементы, т.е. такие элементы, которые имеется в К1, но не представлены в K2, а также такие, которые, напротив, отыскиваются в К2, но отсутствуют в K1.

В переводческой практике при пословном принципе перевода может случиться, что встретившееся слово (скажем, греческого языка) обозначает общий культурный элемент; тогда в силу закономерности, согласно которой язык способен выразить культуру своих носителей13, — причем всю культуру, — для такого слова всегда отыщется близкое по смыслу слово переводящего языка (скажем, славянского). О понятии смысловой близости более подробно говорится в этой же главе на стр. 48 .

Может, напротив, случиться, что слово греческого языка обозначает культурный элемент, отсутствующий в славянской культуре. Такое, кстати, весьма вероятно, поскольку мы наблюдаем контакт культур христианской и языческой (или по крайней мере только что переставшей быть языческой). Тогда переводчик не может найти для греческого слова близкого ему по смыслу славянского. В этих случаях, как показывает материал, и применялся поморфемный принцип перевода.

Действительно, по наблюдениям того же К.Шумана, словообразовательные кальки характерны для следующих тематических областей: христианское вероучение, церковь, богослужение, церковные праздники, новое государственное и общественное устройство, право, нравственные отношения, новая архитектура, новый календарь, новые личные и географические имена, кораблестроение. В этих же тематических областях широко представлены и прямые переносы {{46}}греческих морфем с лексическим («вещественным») значением в славянскую речь, т.е. так называемые заимствования 14.

Об одноплановости заимствований и словообразовательных калек на славянском материале говорит их взаимозаменяемость: например: γαζοφυλάκιον дает или газофилакия, или ськровищное хранилище, или казнохранилище (последний пример — лишь в памятниках региональных изводов); ср.греч. γάζα из перс, «казна», φυλάσσω «хранить», «охранять». Ср. Также οἰκονομός —икономъ и приставьникъ домѹ (Словарь…, 506), ὑποκριτλης —ипокритъ и лицемѣръ (причем и та и другая форма встречается, как правило, в пределах одного и того же памятника — Сав 316, 896) и т.д. Таким образом, заимствования и кальки — явления в известном отношении одного порядка; они возникают при контакте культур, а именно тогда, когда новый культурный элемент должен быть назван.

Подведем итоги. В славянских евангельских текстах наблюдаются как пословный, так и поморфемный принципы перевода, причем пословный принцип применяется при общности культур, а поморфемный — при их расхождении. О весьма редких попытках перевода чисто грамматических реляционных морфем слова и фразы говорится в сноске 15.

Указав на встречающийся поморфемный принцип перевода и определив сферу его применения, далее мы его оставляем в стороне и не рассматриваем.»

В этом интересном отрывке, который я оставлю без комментариев, приведены элементы, используемые древними переводчиками при поморфемном переводе с греческого. Восстановим смыслы этих элементов греческого языка с помощью нашего силлабария и убедимся, что почти все греческие элементы имеют адекватные смыслы. Что бы там ни говорили этимологи. Факт замечательный. Уточню свою мысль. Замечателен факт осуществимости перевода с греческого на русский с помощью нашего силлабария. Ниже приведён список элементов и буквальные их значения в современном русском языке.

Список элементов.              

1). ἱερ иер свят. Буквально: сумма (и) выделен, отделяется (ер) – суммарно выделяется.
2). γραμματ граммат книж(н) Буквально: волей (г) детали, «знаки» (ра) внутренние (м) раскрывает (ма) и связывает (т). Понимает буквы и складывает, связывает их в слова.
3). θεο Тео, фео. Буквально: поверх (те) всего (о). Всевышний. Защитник (фе) всего (о). Спаситель.
4). καρδ кард сердце. Буквально: движущаяся (ка) деталь (р) давящая (д). Движущая (ка) субстанцию (р) давлением (д). Сердце, двигаясь, давит кровь и движет эту субстанцию.
5). ἀντι анти сѫпротиво-. вне (ав) связи (ти). Ни с чем не связано. Супротив всего. В данном случае я прочитал -ἀν- , как «ав». Натяжка.
6). δια диа — раз-(рас-). Буквально: императив (ди) удалить (а). То же, что и раз-(рас-) в русском языке.
7). ἐκ ек — из-(ис-). Буквально: отрицание (е) стремления к чему-то (к). Не куда-то стремление, а наоборот. Из чего-то.
8). ἐν- ен — въ- Буквально: внутрь (ен). См. статью на слово ендова.
9). ἐπι- епи (эпи)— на- Буквально: нечто (е, э) поверх (п) суммы (и). Ср. эпицентр – точка, располагающаяся над центром. Эпицентр взрыва.
10). κατα- ката о- Буквально: поместить (ка) приложив (та). ? О стену.
11). συν син — съ Буквально: соединиться (с) сложиться (и) на  (н).
12). ὑπο-  ипо- подъ ? вся сумма (и) поверх (по). Всё сверху. А мы под этим всем.
13). ὀλιγο- олиго — мало- Буквально: всё (о) лей (ли) «уровень» поднимается (го). Лей в ёмкость, уровень поднимается, но ещё не переливается. Мало жидкости в ёмкости. Параллель с  буквальным значением русского слова «мало». См. нашу статью.
14). πολύ- поли — мьного- Буквально: поверху, поверх «краёв» (по) льётся (ли). Переливается. Параллель буквального значения русского слова «много». См. нашу статью.
15). μεσο месо -междѹ-. Буквально: снаружи, не внутри (ме) соединяется (с) окружением (о). Находясь между неких окружающих предметов, окружённое тело соединяется поверхностью с окружающими телами, но не оказывается внутри ни одного из них, не сливается с ними. В этом смысле окружённое тело находится снаружи окружающих предметов. Тело помещается между окружающих вещей.
16). λογο- лого — слов- Буквально: сплошное, полное (ло) поднимающееся изнутри (го). Сравни с русским словом: слово – сложенное (с) сплошное (ло) вовне, поднятое (во). По сути – синонимы.
17). ἀξιο- аксио, ἱερο- иеро свѧт- ? Буквально: видимое (а) собирает, присоединяет (к-с-и) вокруг, целиком (о). Второй элемент: суммирует (и) отделяет (ер) окружающее целиком (о). смыслы двух элементов почти совпадают. Возможна и другая дешифровка, см. пункт 1 данного списка.
18). μεγαλο- мегало вел(ико)- Буквально: снаружи (ме) фиксируется (га) полностью, сплошь (ло). Смысл мутноват. Возможно, такой большой, что виден, фиксируется полностью? Не может скрываться рельефом местности? Мутно.
19). παντο- панто, ὀλο- оло— вьсе-  Буквально: раскрыто (па) в (в) наполнении (то). Полностью раскрыто – заполнено. Всё. наполненные водой. Меха, бурдюк с водой?
20). ὀλο- оло— вьсе- Буквально: всё (о) сплошь, заполнено (ло).
21). ἀλλο- алло — ино- Буквально: удален (а) мерой (л-л) весь, полностью (о). Всемерно удалён.

Я очень далёк от мысли доказывать, что все языки произошли от русского. Я просто показал то, что показал. Но поморфемный перевод в приведённом выше пространном отрывке может быть не такой уж очевидной штукой. Словарный запас и языковый аппарат русского языка в наше время (в части вышеприведённого списка элементов) совсем не уступает греческому, а в чём-то точнее и выразительнее. Другое дело, что какие-то специальные термины в языках могли разниться, как разнились греческая и русская культуры. Это естественно и, на мой взгляд, банально.

И вот тут, читатель, я выскажу ещё одну мысль. Мысль будет такова. Если кто и занимается поморфемным переводом внутри русского языка, так это мы с вами! Если у кого и есть подробный словарь морфем и их перевода с русского на русский, так это у нас! Это не что иное, как наш силлабарий. Слева приводятся морфемы (слоги), а справа их перевод на современный русский язык. И буквальное значение русских слов есть не что иное, как буквальный поморфемный перевод. Можно назвать такой перевод калькой, ошибки не будет. Калька с русского на русский. 

 
Однако мы отвлеклись. Вернёмся к нашим баранам. (Это фразеологическая калька). Неплохо бы увидеть немецко-русский морфемный словарь! Или латинско-русский морфемный словарь. Если бы они существовали! Вот бы поморфемные словари продавались в магазинах или были бы доступны в Интернете! Тогда бы легко могли калькировать иностранные слова даже старшеклассники. Но этих чудесных словарей, увы, нет! Сотня лет изнурительных трудов и тысячи сложных «поморфемных» лингвистических вычислений «в уме»! Тексты про поморфемное калькирование гладки при описании теории калькирования и корявы при практическом применении поморфемного анализа русских слов на предмет обнаружения калек. Одни и те же примеры кочуют из одного учёного текста в другой. Поэтому в этимологических словарях далеко не всегда демонстрируют детали поморфемного перевода, а часто ограничиваются простым утверждением. Для обхода проблемы объяснения отсутствия в языке тотального поморфемного калькирования иностранных терминов, приводятся туманные рассуждения о необязательности калек. Много чаще, оказывается, достаточно простого заимствования, а калькирование совершается мудрыми билингвистами (особенно в седой и легендарной древности), знающими оба языка в совершенстве. Говорится, что дело это тонкое и т.д. и т.п.

Я думаю, что возникает опасность открытия, что некоторые «поморфемные кальки» являются плодом фантазий этимологов и, что никакие это не кальки, а исконные русские слова, и ещё вопрос, кто у кого «полечку перепёр». А «русская» этимология за это вольнодумца пригвоздит, т.к. стремится доказывать, что все русские слова заимствованы. Кроме звукоподражательных, рефлекторных и детских. Порою «поморфемная калька» выявляется этимологами очень вольно. Для внимательного глаза такое выявление практически неотличимо от вульгарной подгонки под желаемый ответ. Разгул фантазий.

Тем не менее, кальки в русском языке ищутся этимологами со спортивным азартом. Отмечается, что «ну очень трудно» порою их обнаруживать, но тем значительнее подвиг… Короче, любой способ годится, чтобы доказать импортное происхождение русских слов.

 Повторю снова. Если кто и занимается поморфемным переводом внутри русского языка, так это мы с вами! Если у кого и есть подробный словарь морфем и их перевода с русского на русский, так это у нас! Это не что иное, как наш силлабарий. Слева приводятся морфемы (слоги, буквы, буквенные агрегаты), а справа их перевод на современный русский язык. И буквальное значение русских слов есть не что иное, как буквальный поморфемный перевод. Можно назвать такой перевод калькой, ошибки не будет. Калька с русского на русский. И в нашем случае легко могут калькировать русские слова даже старшеклассники.

Калька бумага

Калька

КАЛЬКА, б. или м. прозрачный тонколистовой гибкий материал, выделываемый из волокнистого основания (бумага, ткани) соответственной пропиткой. Калька применяется главным образом в полиграфической промышленности при копировании чертежей и рисунков, для защиты изображений (подлинников и воспроизведений), например, в книгах, для украшений, транспарантов и т. п.; некоторые виды калек вследствие своей относительной газо- и влагонепроницаемости, а также известной стойкости против химических реагентов и жиров, применяются в качестве укупорочных и перевязочных средств.

Технические требования, предъявляемые к кальке, таковы: 1) она должна обладать достаточной прозрачностью, соответствующей техническому назначению данного сорта кальки; 2) д. б. бесцветной или слабо окрашенной, но с уклоном в голубизну, а не в желтизну (в противном случае затрудняется светокопирование и фотографирование); 3) не должна допускать капиллярного растекания и просачивания красок, туши и чернил; 4) должна обладать вполне гладкой и ровной поверхностью, без склеек, складок, мятых или рваных мест, проколов и заметных пор; 5) поверхность ее д. б. не маслянистой и хорошо принимать карандаш, акварельную краску, тушь, чернила, допуская при этом стирание резинкой, а также по возможности выскабливание и смывание; 6) калька должна обладать достаточной механической прочностью на разрыв, изгиб, загибание и достаточной гибкостью, допускающей накручивание на цилиндры малого диаметра;

7) калька не должна изменяться при длительном хранении (желтеть, делаться ломкой, утрачивать прозрачность); 8) калька должна иметь определенные геометрические размеры, без склеек; наконец, 9) от кальки временного действия требуется точное восстановление первоначальных свойств исходного волокнистого основания – цвета, механической прочности, вида поверхности. Производство кальки основано на заполнении воздухоносных пор между волокнами целлюлозного основания прозрачными веществами с показателем преломления не меньшим, чем у вещества самих волокон. Так как последнее само по себе (в массе) вполне прозрачно, то заполнение пор другим прозрачным наполнителем делает кальку в достаточной мере прозрачной. Вместе с тем это заполняющее вещество должно устранять капиллярность волокнистого основания, делать поверхность кальки гладкой, уничтожать гигроскопичность и предотвращать механические и гигроскопические изменения формы. Разнообразие видов кальки вытекает из возможности весьма различно подбирать состав пропитывающих веществ и способы пропитки, а также из выбора того или другого волокнистого основания. По роду волокнистого основания кальки делятся на бумажные и тканевые. По пропитывающему составу – на смоляные, олифные, желатиновые, керосиновые и т. д. При функциональной классификации можно делить кальки: а) на кальки временного действия, прозрачные лишь в течение некоторого срока и затем превращающиеся в исходное волокнистое основание (гл. обр. бумагу), и б) кальки постоянного действия, навсегда сохраняющие свою прозрачность.

Производство кальки требует, прежде всего, тщательного выбора волокнистого основания, так как последующей пропиткой нельзя исправить основных недостатков этого основания – недостаточной механической прочности, несоответственного цвета, неоднородности или грубости строения и т. д. Если волокнистое основание д. б. бумажное, то берется непроклеенная лучшая папиросная (шелковая) бумага белого цвета. Тканевое основание д. б. полотняного переплетения, все нити которого весьма тонки и однородны по толщине, без узлов и неровностей, белого цвета. Такая ткань д. б. достаточно плотна и вместе с тем тонка; наиболее пригодны для этой цели хлопковые ткани – тонкие сорта коленкора (хотя соответственная калька нередко называется «полотняной» или «восковым полотном»).

Процессы пропитки волокнистого основания кальки довольно разнообразны.

1) Для выделки бумажной кальки временной прозрачности за основание может браться бумага более толстая, чем папиросная. Для пропитки бумагу расстилают на вполне плоской доске (лучше всего на шлифованном стекле) и протирают под значительным давлением мягкой губкой, предварительно погруженной в керосин и затем выжатой; если бумага толста, то ее приходится, перевернув, протереть и с другой стороны. Такая калька восстанавливает свою непрозрачность через несколько недель; в случае надобности этот процесс м. б. задержан на целый год, если держать кальку в герметично закрытой коробке. Для раскраски скопированного рисунка акварельными красками из кальки предварительно удаляют керосин нагреванием на теплой плите.

2) Другой сорт бумажной кальки с временной прозрачностью получается покрытием основания с одной или с обеих сторон, смотря по толщине, смесью нефтяного осветительного масла (с температурой кипения 150—200°) и тяжелого бензина (с температурой кипения 120—150°), или же других нефтяных или буроугольных фракций с температурой кипения 100—170° или соответственно 160—195°.

3) Примером перехода к кальке постоянной прозрачности может служить бумажная калька с временной (но уничтожаемой по произволу) прозрачностью. Она изготовляется пропиткой бумаги раствором касторового масла в 1, 2 или 3 объемах абсолютного спирта, в зависимости от толщины бумаги; после испарения спирта бумага готова к употреблению и может быть сделана снова непрозрачной погружением в абсолютный спирт. Сохраняющаяся прозрачность бумажной или коленкоровой кальки достигается пропиткой волокнистого основания смолами, восками, олифой, каучуком. В качестве смолы применяется гл. обр. хорошо отбеленный шеллак или копал, растворенный в спирте; однако, слишком большая хрупкость этой смолы вызывает необходимость добавлять к ней другие смолы – сандарак, мастику, венецианский терпентин. Лак наводится на волокнистое основание различными способами: вручную – посредством широкой мягкой кисти, слегка обжимаемой о край сосуда, или пропусканием бумаги через ванну, пропусканием через вальцы, смачиваемые лаком, с последующим распределением лака по волокнистому основанию щетками, и т. д. После покрытия и пропитки калька должна быть просушена, в некоторых случаях – при умеренном нагревании. Отбелка шеллака для кальки производится при помощи животного угля, который предварительно обрабатывают соляной кислотой (1 ч. кислоты на 2 ч. воды) в течение многих дней, а затем весьма тщательно омывают водой и просушивают. Спиртовой раствор шеллака пропускается через уголь, находящийся в воронке с крышкой; носик воронки вставляется в пробку приемника, а этот последний сообщается посредством трубки, проходящей через указанную крышку, с широкой частью воронки. Ниже приводятся рецепты лаков для производства кальки, причем числа относятся к весовым частям соответственных веществ.

4) Коленкоровая калька: элеми 2—4, отбеленного шеллака 10, мастики 2, 96%-ного винного спирта 15; при желании получить более тонкий слой лак разбавляют винным спиртом; или:

5) отбеленного шеллака 20, мастики 3, венецианского терпентина 2—5, винного спирта 50, эфира 10.

6) Бумажная калька: отбеленного шеллака 15, мастики 5, 96%-ного винного спирта 100.

7) Восковая бумажная калька: отбеленного пчелиного воска 10, 96%-ного винного спирта 30, эфира 5; бутылку с этой смесью держат несколько дней в умеренно теплом месте и часто встряхивают.

8) Бумажная калька по Г. Э. Вагнеру: бумагу сначала пропитывают бензином, а затем специальной олифой, которая получается 8-часовой варкой: свинцовых стружек 1, окиси цинка 5, венецианского терпентина 0,5 с льняной олифой 20; после отстаивания в течение нескольких дней осветленную жидкость разбавляют копаловым лаком 5 и спиртовым или эфирным раствором сандарака 0,5—1.

9) Бумажная и коленкоровая калька: бумагу покрывают вареным льняным маслом и, после удаления избытка масла бензином, промывают хлорной водой, а затем обрабатывают перекисью водорода; ткань перед покрытием льняным маслом д. б. покрыта крахмалом; обработка заканчивается вальцеванием.

10) Муслиновая калька: на муслин наносят губкой смесь из скипидара 8, касторового масла 8, канадского бальзама 2, копайского бальзама 1, после чего ткань скатывают и по прошествии 36 часов с нее снимают избыток масляной смеси.

11) Бумажная калька: бумагу пропитывают раствором венецианского терпентина и канифоли в смеси скипидара и четыреххлористого углерода или пропитывают смесью касторового масла и скипидара.

12) Полотняная калька: аппретированное полотно пропитывают составами, применяемыми для пропитки бумажной кальки.

13) Водонепроницаемая пергаментная калька: пергаментную бумагу покрывают тонким слоем лака, разведенного бензином.

14) Бумажная калька: изготовляют сплавлением двух смесей – одну из 5 ч. парафина, 10 ч. канадского бальзама, 50 ч. скипидара, а другую – из 7 ч. парафина, 20 ч. канифоли и 20 ч. элеми; затем их сливают и добавляют 120 см3 скипидара. Полуденным раствором покрывают бумагу 1—2 раза.

15) Калька для окошек в конвертах: растворяют 37 ч. тонко измельченного даммара в 20 г скипидара; к отфильтрованному раствору добавляют 130 г макового масла.

16) Воздухо- и водонепроницаемая калька: бумагу пропитывают коллоидным спиртовым раствором набухшей желатины или агар-агара в спирте и отверждают желатину формальдегидом или квасцами; затем ее покрывают раствором расплавленной смолы, воска и масла, желательно – с добавкой сивушного масла. Такая бумага применяется для обертки сигарет.

17) Бумажная калька: бумагу покрывают смесью из 1 ч. вареного льняного масла и 7 ч. бензинового 20 %-ного раствора каучука.

18) Бумажная калька: на непроклеенную или шелковую бумагу наносят при помощи каменного валика вареное льняное масло, подвергают ее прессовке и с обеих сторон покрывают смесью из 2 ч. раствора копала или янтаря в льняной олифе (экипажный лак) и 1 ч. чистого терпентина; после просушки ее обмывают мыльной водой, затем холодной водой, прессуют и сатинируют.

При использовании кальки, особенно коленкоровой и больших размеров, возможны деформации ее от влаги и нагревания; поэтому кальку следует натягивать на доску и хорошо прикалывать или приклеивать по краям. Черчение производят на глянцевой стороне кальки; для лучшего приставания туши эту поверхность протирают порошком мела. Для той же цели иногда покрывают готовую бумажную кальку раствором гуммиарабика или декстрина, куда полезно добавлять несколько капель раствора хлористого кальция (30° Вѐ) с целью воспрепятствовать чрезмерному высыханию слоя. Для лучшего приставания, к плиточной туши добавляют при натирании мыло, бычью желчь, а также ихтиол. Раскраска чертежа на коленкоровой кальке делается с матовой стороны. Чтобы скрыть поправки, протирают исправленное место минеральным маслом. В тех случаях, когда желают затруднить возможность снятия светокопий с копии на кальке, оборотную сторону копии покрывают светонепроницаемой краской или краской, поглощающей актиничные лучи (например, желтой, красной), или, наконец, подклеивают бумагой. Использованные чертежи на коленкоровой кальке могут быть экстрагированием пропитывающих веществ вновь превращаемы в ткани, которые идут на хирургические перевязки и т. п.

Источник: Мартенс. Техническая энциклопедия. Том 9 – 1929 г.

Коллекции

За последние несколько лет наших дизайнеров охватила мода на дизайнерские кальки,
в связи с чем количество подобных коллекций на российском рынке стремительно
увеличилось.

Группа Компаний «Регент» предлагает кальки всемирно известных производителей
дизайнерских бумаг: коллекции Transparence и Colors Contact немецкой фабрики
Gmund и собрание Curious Translucents французской компании Arjo Wiggins.

Изящная, ажурная коллекция Transparence от Gmund создает романтичное настроение.
В собрание входят шесть видов белой кальки с разнообразными тиснениями: оригинальные
«Техникс» и «Ветер», античное «Облако», романтичное «Цветы», классические верже
«Миража» и «Линий».

Последние четыре кальки наиболее эластичны, так как прошли
специальную поверхностную обработку. Эта воздушная, полупрозрачная калька передает
ощущение легкости, дуновения ветра. Разумно использованная калька из коллекции
Transparence поможет придать неповторимый шарм изданию, недостижимый при использовании
обычных бумаг.

Коллекция дополнена конвертами типа «евростандарт» и C5. Они вряд ли подойдут
для пересылки по обычной почте, но послание, доставленное в таком конверте курьером,
не останется незамеченным.

Кальки Trans­parence подходят для традиционных способов печати и для послепечатной
обработки: офсета, шелкографии, горячего тиснения фольгой и конгрева. Для офсетной
печати (в том числе полноцветного офсета) рекомендуется растр в 45-80 лин./см.

Одну из новейших разработок фирмы Gmund представляет торговая система «Регент-Арт».
Это собрание Contact — первая окрашенная в массе цветная калька, созданная специально
под определенную коллекцию непрозрачных бумаг. Цветовая палитра, которая легла
в основу коллекции, была разработана совместно с цветовой системой дизайнерских
бумаг Gmund Colors.

Десять цветов этой коллекции идеально подходят для всей
цветовой гаммы (51 цвет) коллекции Gmund Colors. Довольно необычно выглядят
кальки темных цветов. Бессчетное количество комбинаций прозрачных и непрозрачных
бумаг позволяет находить новые неожиданные цветовые решения и создавать необычные
полиграфические работы.

В коллекции также представлены квадратные конверты и конверты формата «евростандарт»
всей цветовой гаммы.

Калька плотностью 100 г/м2 пригодна для печати на лазерных и струйных принтерах,
что позволяет в условиях офиса создать необычные презентационные работы. Эта
калька пригодна как для высечки и перфорации, так и для всех известных переплетных
технологий.

Невероятно интересна коллекция калек Curious Translucents от Arjo Wiggins. Это
сравнительно новое собрание различных видов дизайнерской кальки, поступившее
в продажу весной 2002 года, быстро получило призвание многих дизайнеров. И это
не удивительно: в коллекции собраны поражающие своей оригинальностью цветные
и перламутровые кальки, а также классические прозрачные кальки с широким диапазоном
плотностей. Все кальки коллекции Curious Translucents изготовлены из 100% чистой
целлюлозы без использования химических добавок.

Коллекция разбита на две части — Colour и Clear. В первую вошли 16 калек интенсивных
цветов и уникальные перламутровые кальки. С их помощью можно реализовать самые
смелые дизайнерские фантазии. Очень интересны перламутровые кальки высоких плотностей
(200 г/м2) и насыщенных оттенков: обладая невысокой степенью прозрачности, они
чем-то напоминают обычные перламутровые бумаги, но из-за своей гладкой, «калечной»,
текстуры смотрятся изумительно.

Коллекция Curious Translucents дополнена тремя видами конвертов: «евростандарт»,
C5 и квадратным.

Кальки пригодны для всех основных методов печати и послепечатной обработки.
Кальки с плотностью от 140 г/м2 и выше подходят для тиснения, а тиснить фольгой
можно кальки плотностью свыше 72 г/м2. За сутки до начала печати лучше акклиматизировать
кальку в фабричной упаковке.

Группа компаний «Дубль В» представляет на российском рынке две коллекции
кальки немецкого производителя Zanders — Spectral и T 2000. Эти кальки
подходят для изготовления любых элементов декоративного оформления полиграфической
продукции: изданий, имиджевых брошюр, эксклюзивной упаковки и многого другого.

В коллекции Spectral представлены кальки 16 интенсивных и пастельных цветов,
а также двух оттенков белого. Цветовая гамма Spectral никого не оставит равнодушным
и станет источником творческого вдохновения для талантливого дизайнера. Правда,
диапазон плотностей калек этой коллекции невелик — 100 или 200 г/м2.

В коллекции T 2000 собраны чистоцеллюлозные классические белые полупрозрачные
кальки с широким диапазоном плотностей. Они подходят для многокрасочной офсетной
печати, а также для изготовления оригинал-макетов, для черчения и копирования.

Кроме того, в ассортименте группы компаний «Дубль В» имеется калька с золотым
или серебряным напылением Calque бельгийского производства плотностью 112 г/м2,
дополненная конвертами. Есть еще полупрозрачные бумаги Zed (Германия), внешне
напоминающие кальку. Они представлены тремя оттенками белого и одним цвета слоновой
кости. Плотность этих бумаг — 250 г/м2.

Фирма «Берег», эксклюзивный поставщик известной своими дизайнерскими бумагами
шотландской фабрики Curtis Fine Papers, представляет на российском рынке две
коллекции кальки от этого производителя — Classic Translucent и Virtual Vision.
В первое собрание входят полупрозрачные белые чистоцеллюлозные кальки.

Отбеливание
их производится бесхлорным методом. Широкое применение эти кальки находят при
издании фотоальбомов, художественных альбомов, а также для изготовления оригинальной
полиграфической продукции. Кальки Classic Translucent прекрасно подходят для
офсета, высокой и трафаретной печати (как одноцветной, так и полноцветной).
Возможны лакировка, фольгирование и фальцовка.

В коллекции Virtual Vision представлены тонированные в массе кальки с фактурной
поверхностью шести пастельных оттенков природного происхождения: «Кактус», «Пустыня»,
«Песок», «Колокольчик», «Лаванда» и «Река». В дополнение предлагаются конверты,
изготовленные из кальки этой же серии.

Кальки Virtual Vision рекомендуются для
реализации нестандартных дизайнерских решений и подходят для большинства способов
печати (офсета, шелкографии, термографии и лазерной печати) и послепечатной
обработки (лакирование, конгрев, фальцовка и пр.).

Еще три коллекции кальки, предлагаемые в России группой «Берег», — GSK (Golden
Star K), Marina и Pergamenata фирмы Fedrigoni Group. Полупрозрачные чистоцеллюлозные
кальки, отбеленные бесхлорным способом, собраны в коллекции GSK. В коллекции
Marina и Pergamenata входят полупрозрачные чистоцеллюлозные белые и тонированные
в массе бумаги и картоны с дымчатым рисунком и необычной текстурой, имитирующей
старый пергамент (шесть видов в коллекции Marina и два — в Pergamenta).

https://www.youtube.com/watch?v=TffaWSTlzUg

Кальки всех трех коллекций подходят для полноцветной и одноцветной запечатки
офсетом, высокой и трафаретной печатью. Они также адаптированы к печати текста
и изображений на плоттере. Закрепление краски на этом материале зависит от толщины
красочного слоя и занимает довольно длительное время — около суток.

КомпьюАрт
10’2003

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector