Бумага для печати книг. Виды и особенности |

Бумага. 3000 лет истории.

В повседневном обиходе человека нет ничего более банального и прозаичного, чем бумага. Привыкнув к бумажному изобилию, трудно поверить в то, что еще 150 лет назад бумага считалась материалом элитным и недешевым. И только изобретенная в 1857 году технология получения бумаги из древесины устроила настоящую революцию и открыла путь к доступности и дешевизне. Но сейчас над бумажными носителями нависла суровая опасность — цифровая революция грозится свести их на нет

Бумага для печати книг. Виды и особенности |Бумага для печати книг. Виды и особенности |Бумага для печати книг. Виды и особенности |

До прошлого года имя первооткрывателя бумаги вроде бы было известно точно. Считалось, что в 105 году китайский евнух Цай Лунь в свободное от основных занятий время приноровился мастерить новый материал — тогда еще не имевший имени — из волокнистой внутренней части коры тутового дерева. Китайские народные умельцы научились толочь кору в воде, чтобы отделить волокна, потом они выливали эту смесь на подносы, на дне которых находились длинные узкие полоски бамбука. Когда вода стекала, мягкие листы клали сушиться на ровную поверхность бамбука или старого тряпья.

Однако летом 2006 года китайские археологи обнаружили бумажное письмо, написанное за девять веков до экспериментов любознательного евнуха. Как выяснилось, в северо-западном Китае, на территории нынешней провинции Ганьсу, бумагу делали еще в VIII столетии до нашей эры. Самый древний из известных сегодня клочок бумаги содержит 20 иероглифов, бывших частью какого-то более обширного послания. Выходит, что бумаге уже почти три тысячи лет, но приоритет китайцев в ее изобретении сомнению не подлежит. Правда, из Китая чудесная находка выбралась далеко не сразу — в Японии и Китае о бумаге узнали после 600 года нашей эры, а на Западе известия о ней получили еще позже, после Таласской битвы 751 года.

Бумага для печати книг. Виды и особенности |     Бумага для печати книг. Виды и особенности |
Изобретатели бумаги из Китая поначалу обожглись на неудачном опыте получения её из обрезков шёлка. Успех пришёл позже, когда мастера выбрали в качестве сырья бамбук, обильно растущий в поднебесной

Бумага для печати книг. Виды и особенности |
На папирусе писали 4 тысячи лет назад, задолго до изобретения бумаги. Правда, главным недостатком папируса была недолговечность — свитки не хранились больше 200 лет

Бумага для печати книг. Виды и особенности |
Чтобы сделать одну книгу из пергамента, более прочного и долговечного, чем папирус, требовалась кожа целого стада забитых овец

Китайских евнух Цай Лунь считался первооткрывателем бумаги вплоть до лета 2006 года, когда были найдены письма VIII столетия до нашей эры, оказавшиеся на девять веков старше бумаги Цай Луня

Пушечный мастер, изобретатель многоствольной мортиры Иван Фёдоров в 1564 году издал первую в России печатную книгу “Апостол”

Европейцы привыкли считать основателем книгопечатания Иоганна Гутенберга, но китайцы и корейцы сейчас активно оспаривают первенство немца

Бумага для печати книг. Виды и особенности |
Британский фабрикант Ватман придумал, как получать бумагу без следов сетки. И увековечил своё имя в названии сорта чертёжной бумаги

Бумага для печати книг. Виды и особенности |       Бумага для печати книг. Виды и особенности |
К началу XIX века француз Луи Николя Робер и англичанин Брайан Донкин изобрели бумагоделательные машины, внедрение которых началось с 1820-х годов. Именно тогда типографское производство стало выгодным бизнесом
Как материал для письма, бумага оказалась в окружении многочисленных конкурентов. В античном мире использовали глиняные и деревянные таблички, шелк, пальмовые листья, липовый луб, льняные ткани и даже совсем небезвредный для здоровья писца свинец. Древние египтяне еще четыре тысячи лет назад научились обрабатывать стебли папируса, распрямляя их, укладывая крест-накрест и спрессовывая так, чтобы они склеивались. Высушенный по этой методике лист папируса склеивали в свитки, иногда достигавшие в длину до ста метров, а папирус, в изобилии росший на берегах Нила, превратился в предмет египетского экспорта. Главная беда папируса заключалась в его рыхлости — писать острой камышовой палочкой можно было только с одной стороны, потому что чернила проступали с обратной. Больше 200 лет папирусные свитки не хранились, и со временем их в качестве основного материала сменил пергамент, получавшийся посредством выделки кож различных животных — овец, коз, телят, а при острой надобности — и кошек. Прочность и долговечность пергамента сомнению не подлежала, но производство его было делом хлопотным и крайне затратным: пустить под нож целое стадо ради одной-единственной книги могли только очень могущественные правители.
Тут-то и пригодилось давнее изобретение китайцев. Сами они в первые века нашей эры достигли немалого совершенства в бумажном деле — уже в IV столетии появился императорский указ, объявивший бумагу общеупотребительным материалом. Помимо волокон тутового дерева для ее изготовления в Поднебесной применяли ветхие тряпки и коноплю. Полученную смесь разминали в чанах, а затем пропускали сквозь сито прямоугольной формы. Оставшуюся на сите массу высушивали и получали бумажный лист. Китайцы же первыми в мире приноровились делать на бумаге различные оттиски, указав на отдаленную перспективу книгопечатного процесса.
Выход бумаги за пределы Китая позволил ей “заткнуть за пояс” папирус и пергамент. Первая бумажная революция произошла в VIII веке, когда мастерские по выделыванию нового материала появились в Средней Азии и арабских владениях: в Самарканде это случилось в 751 году, в Багдаде — в 794-м. Арабские рационализаторы упростили технологический процесс, наловчившись измельчать искомую массу (пеньку, тряпье и прочее подходящее сырье) на мельничных жерновах. Скоро бумагоделание стало массовым и выгодным ремеслом — в главных городах арабского мира появились целые кварталы бумажных дел мастеров, которые умели изготавливать плотную бумагу для письма, грубую оберточную, а также бумагу исключительной тонкости, применявшуюся для посланий голубиной почты.
Бумага была удовольствием недешевым, но по сравнению с пергаментом вещью куда более доступной и демократичной. В Европе это осознали только в середине XII века, когда китайское чудо в арабской обработке добралось до Испании и Италии. Бумажными мельницами славились среди прочих Валенсия и Толедо. Испанские умельцы поначалу делали бумагу из хлопка, ветхого тряпья, а затем дошло дело и до старых канатов с парусами. В Италии этот материал стали производить с 1154 года, а вскоре так вошли во вкус, что в одном лишь небольшом городке Фабриано помещалось сорок бумажных мельниц.
Итальянские бумажники значительно облегчили способы изготовления бумаги, применив для превращения волокнистого сырья в кашицеобразную массу так называемые толчеи. Толчеей служило толстое бревно с выдолбленными в нем углублениями или каменное корыто. Их заполняли измельченным тряпьем, добавляли воду и толкли окованными железом пестами. Песты приводились в движение деревянным валом с кулачками от колеса водяной мельницы. Такие устройства применялись в бумажном деле вплоть до конца XVIII столетия. Итальянцы первыми изобрели существующую и поныне пропитку бумажного сырья животным клеем, чем изрядно повысили прочность бумаги и снизили ее рыхлость. Это было принципиально важно: первая бумага европейской выделки была непрезентабельной, унылого сероватого или желтоватого цвета, а размеры листов — невелики. Даже попадавшая в королевские замки бумага была настолько грубой и недоброкачественной, что в 1221 году германский император Фридрих II издал приказ уничтожить все акты на бумаге и переписать их на дорогущий пергамент.
Основными операциями в средневековом бумажном производстве были очистка и промывка тряпья, толчение его в деревянных корытах пестами, разрыхление массы в чанах с водой и ее разливка на тонкие проволочные сита. Такая технология предполагала исключительно ручное производство, насчитывала не менее тридцати операций, но все равно приносила бумажникам вполне пристойную прибыль. Еще больше доходов свалилось на бумажников с тех пор, как в конце XIII века итальянцы научились делать бумагу с водяными знаками, и поныне широко употребляемую при печати денежных купюр.
С легкой руки итальянских производителей бумаги, искусством ее изготовления овладели в крупнейших государствах Западной Европы и на Руси. В 1189 году началось проникновение бумаги во Францию, чуть позже — в Германию, в XIV столетии этот материал научились применять в Англии и Московском государстве, а в Голландии к прежним секретам производства добавили ветряные мельницы. К середине XV века, еще до изобретения книгопечатания, Европа наконец-то насытилась относительно недорогими бумажными книгами, которые изготовляли с помощью цельных деревянных матриц.
На Руси бумага первоначально считалась элитным импортным товаром, завозимым из Италии и Византии. Итальянского происхождения и само русское слово “бумага”. Когда купцы с Апеннин доставляли свой товар в Московию, они говорили не о каких-то папирусах (так поначалу представляли бумагу западные европейцы, отсюда и английское слово paper), а о хлопковых волокнах, использовавшихся в бумажном деле. Хлопок по латыни именуется bombacium, и в переделанном на русский манер виде так и стали называть новый писчий материал.
Древнейшая русская запись на бумаге, равно как и первая бумажная книга, относится к XIV столетию, а уже в следующем веке книжное дело стало удобной и широко распространенной европейской технологией. Как и в случае с евнухом Цай Лунем, авторство процесса книгопечатания, традиционно приписываемое немецкому граверу и ювелиру Иоганну Гутенбергу, активно оспаривается. Корейцы, например, свято уверены в том, что первый печатный текст был оттиснут в их Стране утренней свежести где-то между 704-м и 751 годом; в Китае полагают, что книгопечатание с клише, сделанных из одного куска дерева, возникло еще в VI веке. В Европе печатание с досок рисунчатых заглавных букв и некоторых других изображений началось с XII века.
А около 1040 года печатать изображения с помощью отдельных знаков, то бишь подвижным шрифтом, приноровился китайский кузнец Пи Шэн. Мастер лепил из глины прямоугольные брусочки, на них заостренной палочкой наносилось зеркальное изображение иероглифов. Готовые литеры обжигали на огне для придания им твердости и прочности. Далее железную рамку, разделенную перегородками, ставили на гладкую полированную металлическую пластину и наливали в каждое отделение немного расплавленной смолы. Пока смола не успевала застыть, мастер заполнял колонки литерами. Через некоторое время расплавленная смола затвердевала и плотно скрепляла шрифт. Так получалась печатная форма, составленная из отдельных литер. После окончания печатания металлическую пластину помещали над огнем. Смола расплавлялась, и литеры сами выпадали из печатной формы. Глиняные литеры можно было использовать несколько раз.

Вскоре литеры научились делать из олова и дерева, а в Корее — из меди, там в 1409 году появилась первая отпечатанная этим способом книга. Открытие Гутенберга оспаривают в Голландии и Бельгии, уверяя, что способ печатания подвижным шрифтом самостоятельно изобрели в первой половине XV века Лоренц Янсон из Гарлема и Жан Брито из Брюгге. Как бы то ни было, уроженец Майнца Гутенберг, превративший обычный пресс для выжимки растительного масла в печатный станок, который заработал около 1444 года, положил начало массовому книгопечатанию сменными литерами.

Бумага в этом процессе с самого начала играла ключевую роль. Ни на пергаменте, ни на папирусе, ни на пальмовых листьях станок Гутенберга работать не мог, он работал лишь на качественном листе увлажненной бумаги, на который изображение последовательно наносилось с двух сторон. Разглаженные под прессом, разровненные и переплетенные листы образовывали книгу. Неудивительно, что печатный станок предъявил к бумаге новые требования. Она должна была стать более гладкой, ровной, прочной, упругой и эластичной, хорошо впитывать краску. Бумажных дел мастера с задачей справились, и уже через полвека после открытия Гутенберга ручные печатные станки завоевали Запад Европы: книги печатали почти в 300 городах более полутора тысяч типографий, а выпустили их почти 20 миллионов (более 40 тысяч названий!). Тогда-то бумага и стала повседневным, хотя и недешевым достояним человеческого общества.

Удивительно, но типографские технологии, равно как и бумажное производство, еще несколько столетий после Гутенберга оставались ручными и консервативными. Только в 1770 году британский бумажный фабрикант Ватман (увековечивший свое имя в названии сорта чертежной бумаги) изобрел способ получать бумагу без следов сетки. К началу XIX столетия француз Луи Николя Робер и англичанин Брайан Донкин изобрели бумагоделательные машины, а их массовое внедрение началось с 1820-х годов. Промышленная революция позапрошлого века затронула и типографское производство, которое именно тогда стало выгодным бизнесом. Ручные печатные станки сменились целым комплексом машин — печатных, наборных, брошюровочно-переплетных, появились различные способы качественного воспроизведения иллюстраций, в том числе в цвете.

А изобретение 1857 года — технология получения бумаги из древесины — упростило и до неузнаваемости изменило бумажное производство. Тряпью и прочему допотопному сырью отныне осталась лишь элитная ниша (дорогие сорта бумаги до сих пор иногда делают по старым рецептам), а производство стало выгодно размещать на целлюлозно-бумажных комбинатах с применением множества специальных машин и разнообразных высоких технологий, как механических, так и химических. Выпуск различных видов бумаги к концу ХХ века стал выгодной нишей для производителей самого разнообразного калибра — от крупнейших бумажных магнатов, как правило, тесно связанных с издательским бизнесом, до мелких производителей туалетной бумаги. Причем именно последнее достижение человечества, вошедшее в быт благодаря усилиям американцев, придумавших к 1890 году способ сворачивать этот сорт бумаги в рулоны, имеет все шансы сохраниться на рынке дольше всего, равно как и разного рода упаковки вроде конфетных фантиков, изобретенных в 1872 году лично знаменитым Томасом Эдисоном (он предложил способ пропитки оберточной бумаги парафином).

А вот традиционные сорта бумаги для книг, газет и журналов, включая правящий ныне бал гламурный глянец, имеют шанс в ближайшие десятилетия сойти с дистанции. Бумажные технологии развиваются парадоксально — в последние 20-30 лет печатное производство чрезвычайно развилось, а качественная цветная печать стала нормой не только для “Плейбоя”, но и для провинциальных газет — но именно эти чудеса техники и устранят в конце концов с рынка миллионы тонн бумаги. Компьютер с интернетом уже сейчас самым активным образом отвлекают читателей из библиотек и газетных киосков — а ведь увлечению этому нет и двадцати лет. И сообщения о том, что очередная старейшая газета полностью перешла на электронный формат, уже никого не удивляют. Это значит, что китайскому изобретению трехтысячной давности в конце концов придется потесниться в мире привычных человеку вещей.

Adblock
detector